Кыргызстан может вновь оказаться на грани государственного переворота. Более того — возникновение конфликтов, подобных кыргызстанскому, может пойти по нарастающей во всем центральноазиатском регионе, потому что их порождает существующая там политическая система. О последних событиях в Кыргызстане — перевороте, приведшем к свержению Бакиева, этнических киргизско-узбекских столкновениях и референдуме, на котором граждане одобрили расширение полномочий парламента, — говорили на семинаре в Московском Центре Карнеги международный обозреватель газеты «Время новостей» Аркадий Дубнов и старший научный сотрудник Фонда Карнеги за Международный Мир (Вашингтон) Марта Олкотт. Модератором мероприятия был Алексей Малашенко.

Оценка последних событий в Кыргызстане

  • Распад. По мнению А. Дубнова, события в Кыргызстане по своему значению сравнимы с событиями сентября-октября 1993 г. в Москве и свидетельствуют о новом этапе распада СССР. В Кыргызстане нет жесткой руки по типу Рамзана Кадырова: ни Мирослав Ниязов, ни Кубат Байболов, ни Феликс Кулов не являются такими величинами.
     
  • Ложный этнический характер событий. Как считает М. Олкотт, основания для недавнего переворота в Кыргызстане носили не этнический характер, а были связаны с гражданской нестабильностью. Затем события перешли в этническую плоскость, но тот этнический вид, который они приобрели, на самом деле вовсе не отражает реальной сути происходящего.
     
  • Главное — впереди. А. Малашенко отметил, что сейчас в Кыргызстане не более чем передышка, так как новому правительству только предстоит решать главные политические проблемы, а также улаживать отношения с соседями.

Позиция США и России

События в Кыргызстане показали, что ни США, ни Россия не готовы играть роль лидера не только в этой отдельной стране, но и целом в Центральной Азии. Они не готовы брать на себя ответственность за поддержание стабильности в регионе, поэтому их претензии на лидерство и эксклюзивное право на интересы в данном регионе оказались малосостоятельными.

На позицию Москвы по поводу киргизско-узбекских столкновений в Кыргызстане повлияло множество факторов:

  • отсутствие миротворцев, обученных в условиях Центральной Азии;
     
  • желание прикрыться мандатом ООН и других международных организаций;
     
  • так называемый «южноосетинский синдром», связанный с последствиями августовской войны 2008 г. и с опасениями по поводу возможных обвинений во вторжении;
     
  • главной же причиной, предопределившей позицию Москвы, стало сопротивление Ташкента, который не потерпел бы присутствие каких-либо миротворческих сил у себя под боком.

Позиция Узбекистана

По мнению А. Дубнова, взвешенная и осторожная позиция Ташкента связана с боязнью руководства Узбекистана оказаться в состоянии этнической войны с Кыргызстаном. Президент Узбекистана Ислам Каримов использовал ситуацию на 100%: столкновения в Кыргызстане показали, что только такими жесткими действиями власти, как в узбекском Андижане в 2005 г., можно предупредить хаотичные действия народа. Тем самым Каримов получил поддержку своих действий 2005 г. Также он дал понять: киргизские события доказали, что никакого «островка демократии» в Центральной Азии, как ранее позиционировал себя Кыргызстан, не было, нет и не будет.

Будущее Кыргызстана

Будущее Кыргызстана зависит от способности власти установить гражданский порядок, который будет складываться из следующих составляющих:

  • разумное поведение власти там, где недостаточно финансовых средств, т. е. на юге Кыргызстана;
     
  • компетентность органов безопасности и их способность урегулировать ситуацию на юге страны;
     
  • отношение местных элит, особенно на юге, к временному правительству Кыргызстана и к переходному периоду перед парламентскими выборами.

По мнению М. Олкотт, у Кыргызстана есть риск вновь оказаться на грани государственного переворота. К рискам, повышающим возможность переворота, она отнесла следующие:

  • процесс подготовки к парламентским выборам, а также возможность их переноса в случае введения чрезвычайного положения в стране;
     
  • трудности в выполнении положений новой конституции, особенно в части формирования партийного большинства в парламенте, которое должно назвать имя премьер-министра и огласить программу развития государства;
     
  • поддержание экономического порядка в стране.

Будущее Центральной Азии в долгосрочной перспективе

В ходе дискуссии, последовавшей за выступлениями докладчиков, были высказаны мнения по поводу дальнейшей судьбы региона в целом. По мнению Александра Кадырбаева (Институт востоковедения РАН), конфликты, подобные кыргызстанскому, будут возникать по нарастающей, т. к. вытекают из существующей политической системы в странах Центральной Азии, сложившейся после распада СССР. Как подчеркнул А. Кадырбаев, эти порочные этнократические системы с превалированием титульных этносов должны быть готовы к событиям подобного рода. По словам Сергея Абашина (Институт востоковедения РАН), события в Кыргызстане задали некие долгосрочные негативные процессы, показав наличие проблем у узбекской общины не только в самом Кыргызстане, но и во всей Центральной Азии.