Возвращение Путина: последствия для России и для мира

  • Путинская система. Дж. Никси указал, что сейчас России необходима модернизация в широком смысле: улучшение бизнес-среды, верховенство закона, институциональные реформы. Однако первоочередной задачей Владимира Путина, возвращающегося на пост президента, является сохранение персонифицированной системы власти, построенной за последние 12 лет. Реальные политические перемены разрушат эту систему. Тем не менее, по мнению Дж. Никси, выборы 2011-2012 гг. — это начало конца режима Путина: страна уже столкнулась с многочисленными протестами, и следующая волна протестов неизбежна (хотя реальная, прочно организованная оппозиция еще не появилась).
     
  • Внешняя политика современной России. Дж. Никси обратил внимание на то, что желание России быть международным игроком резко контрастирует с тем, как ее видят другие страны. На международном уровне способность России выступать «в более тяжелой весовой категории» на западном, восточном и южном направлениях уменьшается. Российско-американская «перезагрузка», по мнению докладчика, лишена конкретного содержания, а отношения с Европой, за редкими исключениями, оставляют желать лучшего. Бывшие советские республики стараются проводить многовекторную внешнюю политику, а в худшем случае — отвергают Россию. При этом, по словам Дж. Никси, перспективным направлением для осуществления международного влияния России является Арктика.

Дж. Никси подчеркнул: российская элита не может приспособиться к меняющимся реалиям, и вполне вероятно, что это приведет к «неконтролируемым внеплановым событиям» по всей стране с негативными последствиями для всего международного сообщества.

Европейское направление российской политики в период президентства Медведева. Сохранится ли компромисс?

  • Несостоявшийся прорыв. Как напомнил А. Мошес, с начала президентской кампании Дмитрия Медведева и вплоть до саммита НАТО в Лиссабоне в 2010 г. Европа ожидала прорыва в отношениях с Россией и появления «новой парадигмы отношений». Ожидания европейцев основывались на четырех факторах:

    • разговорах о необходимости модернизации в России;
       
    • осознанном Россией росте Китая и вызовах, связанных с этим ростом;
       
    • завершении расширения НАТО на восток, что сняло огромный политический раздражитель в отношениях РФ и Запада;
       
    • «перезагрузке» отношений РФ и США.
       
    Однако, подчеркнул А. Мошес, прорыва не произошло, а нынешняя российская внешняя политика не сильно отличается от той, что была четыре года назад. 
     
  • Европейский компромисс. Несмотря на отсутствие изменений в российской внешней политике, восприятие России в Европе за последние четыре года изменилось: по словам А. Мошеса, в отношениях Россия — Европа больше нет нервозности и тревоги. По мнению докладчика, это объясняется тем, что Европа пошла на определенный компромисс: она предоставляет России пространство для действий и не вмешивается в ее внутренние дела, но при этом жестче, чем до 2008 года, защищает от российского вмешательства свой «ареал» (по мнению А. Мошеса, эта линия поведения со стороны Европы будет укрепляться).
     
  • Новые тенденции. А. Мошес отметил, что сейчас в отношения РФ и Европы вернулся разговор о юридических обязательствах России как члена международных организаций, что означает ограничение политики «двойных стандартов». Кроме того, стали ощутимо меняться отношения в сфере энергетики, так как роль России в газообеспечении Европы падает.
     
  • Россия и западная часть постсоветского пространства. По мнению А. Мошеса, Россия не является безальтернативным центром притяжения для Белоруссии, Украины и Молдавии. В отношениях с Киевом Москва не решила базовые вопросы — от газовой проблемы до общей парадигмы отношений. В Молдавии за последние два года произошло явное сокращение влияния России. Что же касается Белоруссии, то, как отметил А. Мошес, президент Александр Лукашенко пытается найти возможность вернуться к той многовекторной политике, которую он проводил до 19 декабря 2010 года — дня, когда когда были жестко подавлены массовые акции протеста против итогов президентских выборов.

В целом, заключил А. Мошес, имидж России и как потенциальной проблемы, и как потенциального партнера размылся. Отношения Европы с Россией стали формироваться «по инерционному признаку».