Фредерик Вехрей является старшим научным сотрудником Фонда Карнеги за международный мир и концентрируется на вопросах безопасности в Ливии и Персидском заливе. Он множество раз посещал Ливию, в последний раз в июле 2012 года.

Посол США в Ливии Кристофер Стивенс и еще трое сотрудников американского посольства были убиты в результате нападения на консульство Соединенных Штатов в ливийском городе Бенгази. 11 сентября группа вооруженных людей штурмовала, а затем подожгла здание консульства. За нападением последовали ожесточенные столкновения демонстрантов с силами безопасности.

Нападение на американское консульство в Бенгази стало еще одним проявлением агрессии со стороны салафитов Ливии, активность которых в последнее время все более возрастает. В конце августа вооруженные группы салафитов уничтожили суфийские святыни, мечети и мавзолеи в Триполи, Мисрате и Злитени. Ранее, в этом году, салафиты осквернили британские могилы времен Второй мировой войны, напали на тунисское консульство во время проведения там художественной выставки, разбомбили отделения Международного Красного Креста и взорвали самодельное взрывное устройство в американском консульстве.

Но эти нападения вряд ли свидетельствуют о росте влияния салафизма в стране. Скорее они являются симптомами интенсивного расслоения и дробления салафитского движения между квиетистами, "политико" и «воинствующими нитями». Еще более важным является то, что это демонстрирует мучительные попытки салафитов поиска своей актуальности в стране, которая уже социально-консервативна, но обоснованно отвергает догматических политических деятелей в пользу технократических.

На выборах в Генеральный национальный конгресс (GNC) ливийские избиратели активно избегали "политико", движения, которое представляет данный момент ливийский салафизм. Оно представлено партиями аль-Ватан и Умма аль-Васат. Показательно, что партия Умма аль-Васат получила только одно место, а аль-Ватан – ни одного.

Лишенная политического влияния египетская партия аль-Нур и дефицит светско-исламистского социального разделения позволили тунисским салафитам играть роль провокаторов и воинствующих салафитов в Ливии, которые стремятся к известности путем насилия.

Богатое суфийское наследие страны, которое салафиты считают идолопоклонничеством, стало последним объектом их гнева. Но история воинственности салафитов уходит корнями в далекое прошлое и включает в себя более широкий спектр причин и целей.

По многим свидетельствам, наиболее заметное вхождение салафитов в общественную сферу произошло 7 июня, когда вооруженные формирования Ансараль-Шариат, базирующиеся в Дерне и Бенгазии, провели митинг с участием вооруженных людей на различных транспортных средствах, завладели площадью Тахрир в Бенгази и потребовали введения исламского права. Лидер этого движения Шейх Мухаммад аль-Захави позже дал интервью местному телеканалу, запрещая участие в выборах в ГНК 7 июля, обосновывая это тем, что они - не исламские.

В другом месте, в Дарнахе, который долго считался центром исламского консерватизма, ополченцы салафитов, как сообщала пресса, убивали должностных лиц эпохи Каддафи, захватили радиостанции и закрыли салоны красоты. Все это происходило в условиях нарастающего вакуума в сфере безопасности, в итоге - в отсутствии профессиональной полиции и армии - власть перешла к местным военным формированиям, многие из которых были салафитского толка.

Реакция ливийской общественности на такие силовые методы была громогласной и изобличающей. Племена, группы женщин и гражданское общество, а также наиболее социально активные медиа-сообщества страны объединились против насилия салафитов и осудили недавние нападения на суфиев. Так же были организованы акции протеста против салафитов с большим количеством участников.

Противники салафитов, выступили по местному телевидению с заявлением о том, что ливийское общество итак достаточно исламизировано и что движение Ансараль-Шариат должно оставить свое оружие и афганские одеяния у себя дома. В Дарнахе с помощью успешных НПО и гражданского общества удалось нейтрализовать деятельность салафитов. Так местные городские племена выдворяли бригады салафитов из города, сжигая контрольно-пропускные пункты, созданные ими.

Недавние нападения на суфийские сайты спровоцировали еще большее возмущение, которое особенно было заметно в наиболее популярных ливийских СМИ. В одном из обменов мнений на Facebook ливийские активисты иронично отмечали, что даже войска НАТО в 2011 году избегали бомбардировок суфийских мечетей в Злитане, хотя они были отмечены в качестве возможных целей. "Наши собственные идиоты сделали работу сами", - было прокомментировано на сайте.

Большое количество насилия со стороны салафитов можно объяснить тем, что ливийские салафиты, будучи не в состоянии достигнуть местного резонанса, вышли за рамки своей традиционной социальной проблематики и теперь хватаются за внешние причины, которые, по их мнению, будут возбуждать эмоции ливийцев. Израильско-палестинский конфликт занимает достаточно высокое место в их повестке, а Сирия является еще одной возможностью для их актуализации.

Совсем недавно возросший антиамериканизм выходит на передний план. Бригада Омара Абдаль-Рахмана, которая ставит себе в заслугу ранее организованный взрыв в консульстве США и подозревается в последнем нападении, является самой активной антиамериканской организацией. В преддверии нападения в Бенгази были тревожные обсуждения в социальных сетях салафитов о том, что США хотят использовать Ливию в качестве базы для своих беспилотных летательных аппаратов.

Известные идеологи салафитов-джихадистов из аль-Каиды (в первую очередь Айман аль-Завахири) считают, что страна созрела для активных действий, и призывают ливийских салафитов отомстить за убийство американского Абу Яхья аль-Либи. То, что является наиболее тревожным после недавних нападений на суфийские сайты, так это реакция правительства, которая представляет собой смесь терпимости и активного сотрудничества. Большая часть этой амбивалентности является результатом слабой легитимности и ресурсов временного правительства страны (NTC).

Лишенный эффективной армии и полиции Национальный Переходный Совет (NTC) был вынужден организовать в стране многочисленные революционные "бригады", замещая ими силы, обеспечивающие безопасность. Несомненно, в числе этих плохо обученных ополченцев были и салафиты, которые использовали полномочия, данные им правительством, чтобы обеспечить соблюдение драконовских социальных нравов, проведения вендетты против офицеров разведки эпохи Каддафи и для атаки на суфиев.

Реальной угрозой, тем не менее, является не салафизм как таковой, а салафизм как неудавшаяся попытка правительства использовать его для обеспечения легитимности нового режима и его поддержания. В результате сноса храма, многие ливийцы предъявляли обвинение этой «хромой утки» - Национальному переходному совета и вновь созданному Генеральному Национальному Конгрессу, как истинным виновникам, неспособным обеспечить безопасность. Призывы к отставке правительства и даже к введению военного положения только усилились в результате нападения на консульство США в Бенгази и убийства американского посла.

Для граждан Триполи, Бенгази и других городов все это является суровым и трагическим напоминанием о вечных проблемах плохого управления и вакуума в сфере безопасности. Для продвижения вперед теперь необходимо меньше концентрироваться на самом исламизме, а уделять больше внимания на создании эффективного, ответственного управления и подотчетности, а также профессиональных сил безопасности.

Полная версия этой статьи была впервые опубликована в 13 сентября 2012 в издании «Сада» (Вашингтон, округ Колумбия, Фонд Карнеги за Международный Мир, 2012).