Добрый день, уважаемые гости, уважаемые участники! Спасибо, что пришли. Меня зовут Дмитрий Тренин. Я один из устроителей этого мероприятия, которое проводит Московский Центр Карнеги. Мне очень приятно, что этот зал сегодня полон, и что вы нашли время, и что у вас есть интерес к той теме, которую мы сегодня вынесли в заголовок нашего мероприятия, нашей встречи.

Можно вывести фотографию на экран? К сожалению, может быть, не всем хорошо видно, но вот здесь фотография немецкого городка Торгау, снятая 25-го апреля 1945 года. Ребята в пилотках – это солдаты Красной армии, ребята в касках — это солдаты вооруженных сил Соединенных Штатов Америки. Городок Торгау (кто не знает) — это примерно 40-45 мин. к востоку от Лейпцига. Маленький городок с замечательным замком времен Ренессанса. Около этого городка в 1945 году на мосту, которого, к сожалению, уже нет, произошла знаменитая встреча на Эльбе, когда советские и американские войска, наступавшие с востока и запада, соединились в центре Германии.

В Соединенных Штатах эта встреча известна как встреча в Торгау. Когда я был молодым офицером и служил в группе советских войск в Германии, наши американские коллеги из военной миссии Соединенных Штатов при советском главном командовании в Германии каждый год 25 апреля устраивали приемы, встречи, где старшие начальники, командующие советскими и американскими войсками, начальники штабов, конечно, начальники разведок и сонм молодых офицеров встречались и отмечали этот день.

Эта фотография мне очень дорога, потому что она была подарена мне моим тогдашним коллегой, другом, капитаном американской армии. На обороте здесь есть даже трогательная надпись, в которой... Его звали и зовут Марк Бито. Тогда он был капитаном. Он написал, что это знак дружбы, которая, я надеюсь, продолжится и в будущем. Это было написано в 1983 году, в разгар второго витка холодной войны.

Спустя лет 10-15 мы с Марком встретились. Он был уже полковником, я уже ушел из армии. Он руководил Русским институтом армии Соединенных Штатов в Гармиш-Партенкирхене. Я думаю, профессионалы знают, что это такое. И действительно, те профессиональные отношения, которые складывались не только у меня, но и у многих других советских офицеров с американскими, британскими, французскими коллегами, сохранились и в период после холодной войны.

Поэтому сегодняшняя встреча очень важна, может быть, более важна, чем раньше. Идет празднование 70-летия победы. И то, что мы сегодня проводим — это часть, наш маленький вклад в городе Москве в празднование 70-летия общей победы. Это очень важно, потому что сегодня мы переживаем очень острый, очень серьезный кризис в отношениях Соединенных Штатов и России, который уже отбросил наши отношения на тот уровень враждебности (по крайней мере, эмоциональной, риторической враждебности), который был характерен для периода холодной войны.

Я не согласен с тем, чтобы называть нынешний период второй холодной войной. Я думаю, что мы имеем дело с другим явлением. Но я считаю, что эта нынешняя конфронтация не менее опасна, а может быть, в чем-то более опасна, чем период холодной войны.

Я и мои тогдашние коллеги во время холодной войны были, в общем-то, убеждены в стабильности противостояния. Сейчас такой уверенности нет. Ситуация гораздо менее стабильна. Я не хочу преуменьшать значение фундаментальных проблем в российско-американских отношениях. Я уверен в том, что кризис наступил не из-за недопонимания и не только из-за ошибок. Есть фундаментальные, серьезные противоречия, которые существуют, и с которыми что-то нужно делать.

Но что меня очень беспокоит — это та атмосфера, которая сегодня превалирует и в нашем замечательном городе, и в городе на Потомаке в политических кругах, особенно в кругах пишущих и говорящих людей. Может быть, меньше среди людей думающих. Но это очень тяжелая и очень опасная атмосфера. Именно это может, на мой взгляд, стать серьезной проблемой, которая может коснуться нас всех, не дай бог.

Распространяется представление о том, что Соединенные Штаты и Россия обречены быть противниками, что целью Соединенных Штатов является ослабление, а если получится, то и развал России. В Соединенных Штатах, на мой взгляд, недостаточно внимания уделяется и самой России, и тому, что лежит в основе российской политики, российского политического поведения, как бы ни относиться к тем или иным лидерам Российской Федерации. В общем, ситуация достаточно тревожная, требующая серьезного, внимательного отношения.

Я не хочу долго занимать ваше внимание. Собственно, я просто хотел заполнить естественную паузу после того, как все расселись. Но я хотел бы напомнить всем, что еще недавно в нашей стране была очень популярна фраза лорда Пальмерстона о том, что у государств нет вечных противников и вечных друзей, есть вечные интересы. Сейчас это как-то подзабыто. Сейчас Запад и Соединенные Штаты рисуются как вечный и неизбежный противник для нас. Я думаю, что это не подтверждается историей.

Я думаю, что мы должны сегодня вспомнить, что в годы Второй мировой войны мы совместными усилиями не только вместе воевали и победили (не мы, конечно, а наши предшественники), но и во многом создали тот послевоенный мир, который существует, так или иначе, сегодня: и в Ялте, и в Потсдаме, и в Сан-Франциско, в какой-то степени в Бреттон-Вудсе, где, может быть, Советский Союз действовал гораздо менее активно.

И мы это помнили во время холодной войны. Я помню своих генералов, которые всегда говорили о том, что они воздают должное вкладу союзников во время войны. И на военном уровне отношения были достаточно уважительными и профессиональными. К сожалению, сегодня это иногда в дефиците.

Мы сегодня построим нашу встречу из двух частей. Сейчас, сразу же после того, как я закончу вступительное слово, я предоставлю возможность выступить Владимиру Петровичу Лукину, человеку, которого вы все, конечно, хорошо знаете в России. Но нашим гостям я скажу, что это один из выдающихся российских политических деятелей, общественных деятелей, дипломатов нашего времени, один из основателей российской демократической партии «Яблоко». Последние 10 лет — уполномоченный по правам человека при Президенте Российской Федерации. Председатель Комитета Государственной Думы по международным делам. Наконец, посол Российской Федерации в Соединенных Штатах Америки.

После Владимира Петровича я предоставлю слово Джону Теффту, послу Соединенных Штатов Америки в Москве, одному из наиболее опытных, наиболее профессиональных американских дипломатов. Он служил послом в целом ряде стран: в Литве, в Грузии, на Украине. Был заместителем посла Соединенных Штатов в Москве. Человек, которому сегодня очень нелегко, я уверен, выполнять свои обязанности, но их выполняет честно и профессионально.

После выступлений послов мы перейдем к первой сессии, в ходе которой мы обсудим уроки союзничества. Эту сессию будет вести мой коллега из Центра Карнеги Александр Баунов. И в этой сессии выступит посол Джон Байерли, бывший посол Соединенных Штатов в Москве, и академик Алексей Георгиевич Арбатов. Затем у нас будет перерыв и вторая сессия, которая будет посвящена проблемам сотрудничества. Итак, первая сессия — это союзничество России, Советского Союза и Соединенных Штатов, вторая — это сотрудничество.

Прежде чем предоставить слово Владимиру Петровичу, я хочу поблагодарить коллег из американского посольства — Джона Теффта и Джеффри Секстона, советника посланника посольства, а также генерала Брюса Макклинтока, военного атташе, за то, что они помогли нам привезти сюда, в Москву, Джона Байерли и генерала Кевина Райана. Без этого мы не смогли бы устроить американо-российский диалог. Я очень благодарен за эту помощь сотрудникам американского посольства.

Вот на этом я бы хотел остановиться и предоставить слово Владимиру Петровичу Лукину. Владимир Петрович.