Еще недавно олигархи и их отношения с центральной властью были ключевым элементом украинской политики. Крупный капитал, выросший из коррумпированной приватизации советской промышленности на рубеже девяностых-нулевых, влиял на самые разные стороны политической жизни страны: от повестки СМИ до персонального состава парламента.

Но война изменила все – украинские олигархи слабеют с каждым днем, их влияние блекнет, а капиталы тают. Далеко идущие последствия этого сложно переоценить – Украина становится совсем другой страной. С одной стороны, олигархи коррумпировали украинское государство, мешая ему выйти из постсоветского безвременья, с другой – не позволяли узурпировать власть в неменьшей степени, чем гражданское общество. 

Экономика без олигархов

Деолигархизация стала одной из главных тем украинской политики еще в предвоенный год, когда президент Зеленский инициировал соответствующий закон, который должен был ограничить «чрезмерное влияние» крупных бизнесменов. Однако больших надежд на успех тогда не было – закон критиковали и за сомнительные юридические нормы, и за половинчатость. Несмотря на общую антиолигархическую направленность, он не предлагал ничего нового ни для ограничения монополий, ни для борьбы с лоббизмом.

А главное – не было уверенности, что молодой президент выстоит в противостоянии с самыми богатыми людьми страны. Что олигархи, грубо говоря, не скинутся на поддержку оппозиции, которая сметет Зеленского и его «слуг народа» на ближайших выборах. А экс-спикера Дмитрия Разумкова уже рассматривали как потенциального сменщика Зеленского. 

Однако история сделала крутой поворот, началось российское вторжение, в реальность которого украинская элита старалась не верить до последнего. На фоне экзистенциальной угрозы внутренние дрязги ушли на второй план, Зеленский из теряющего популярность президента превратился в верховного главнокомандующего, а олигархам пришлось срочно встраиваться в новую реальность.

Буквально за день до начала вторжения Зеленский собрал участников украинского списка Forbes на встречу, где ясно дал понять, что в трудную минуту ждет от богатейших людей Украины полной поддержки и что дальнейшая судьба их бизнес-империй полностью зависит от лояльности. После этой встречи кто-то из олигархов спешно покинул страну, кто-то остался, а кто-то уехал, но вскоре предпочел вернуться.  

Полномасштабная война поставила украинских олигархов в непривычное для них положение: небожители во многом разделили судьбу обычных граждан. Их собственность, как и дома простых украинцев, находится под ударом российских ракет, на оккупированных землях активы олигархов грозят конфисковать, да и сама их жизнь под угрозой – например, в Николаеве во время обстрела погиб аграрный магнат Алексей Вадатурский, №24 украинского списка Forbes.

Неудивительно, что в таких условиях большинство олигархов жертвуют огромные суммы на оборону и гуманитарные нужды не только ради пиара. Хотя приоритеты у них разные – например, Виктор Пинчук активно включился в антироссийскую кампанию, используя свои связи на Западе, а Игорь Коломойский, напротив, затаился, что, видимо, выдает его неуверенность в успехе украинского дела. 

Но уже сегодня понятно, что война уничтожает саму основу экономического могущества украинских олигархов. Самая прибыльная часть их активов находится на юго-востоке страны, где идут разрушительные бои. Металлургические гиганты и шахты Донбасса и Кривбасса, черноморские и азовские порты, плодородные земли юга Украины.

Самый богатый человек Украины Ринат Ахметов уже лишился двух главных металлургических активов – превращенного в руины мариупольского завода «Азовсталь» и меткомбината имени Ильича. Из-за обстрелов остановлен крупнейший Кременчугский нефтеперерабатывающий завод, принадлежащий структурам Игоря Коломойского. В ходе боев уничтожен химкомбинат «Азот» в Северодонецке, входивший в корпорацию Дмитрия Фирташа. Под угрозой уничтожения промышленные объекты Ахметова, Коломойского и Пинчука в Кривом Роге, Запорожье, Днепре. 

Украинские агрохолдинги потеряли свои латифундии на юге и востоке. Например, земли агрохолдинга «Нибулон» в сельскохозяйственной части Луганской области конфискованы чиновниками ЛНР, а агрохолдинг Ахметова HarvEast потерял около 80% своих земель из-за оккупации части Донецкой области и минирования полей в Киевской.
 
Украинские капиталисты тщательно фиксируют ущерб и готовят многомиллиардные иски к Российской Федерации. Но все равно понятно, что, независимо от исхода войны, от такого удара олигархи уже не оправятся. 

Политика без олигархов

За экономическими потерями идет утрата политического влияния. Особенно это видно по той части украинского политического спектра, которая считалась условно пророссийской. После начала войны она была фактически разгромлена.

Две самые влиятельные партии этого направления – «Оппозиционная платформа – За жизнь» (ОПЗЖ) и «Оппозиционный блок» – были запрещены по решению суда. Лидеры и спонсоры ОПЗЖ выведены из игры. Виктор Медведчук после неудачной попытки бежать из-под домашнего ареста был пойман СБУ и сотрудничает со следствием. Вадим Рабинович накануне вторжения скрылся в Израиле и, по всей видимости, лишен украинского гражданства.

Юрий Бойко дистанцировался от бывших соратников и зарегистрировал новую парламентскую группу, но рассчитывать на возрождение партии не приходится. Один из главных спонсоров ОПЗЖ Дмитрий Фирташ, по сути, выпал из числа олигархов. Основа его экономического могущества, региональные операторы газораспределительной системы «облгазы», национализированы украинскими властями.
 
У «Оппозиционного блока» похожие проблемы. Основной спонсор партии и партнер Рината Ахметова Вадим Новинский ушел из политики и даже отказался от депутатского мандата (он был избран по мажоритарному округу в Мариуполе).

Очевидно, что желающих заменить выбывших олигархов и инвестировать в проекты «пророссийской» – а точнее, юго-восточной – направленности в обозримом будущем не появится. Война слишком сильно изменила общественные настроения и оставила слишком мало потенциальных избирателей. В 2014 году, после потери Крыма и части Донбасса, пророссийские политики утратили возможность прийти к власти через выборы. А если Кремль аннексирует новые территории на юго-востоке, то электоральной базы у них вовсе не останется. Во многом поэтому часть бывших деятелей Партии регионов, ОПЗЖ или «Оппоблока» соглашаются занять посты в оккупационных администрациях – политические перспективы в Украине у них полностью отсутствуют.
 
Закатилась политическая звезда и у Игоря Коломойского. Еще недавно Зеленскому приходилось доказывать, что он не марионетка днепропетровского олигарха, а сегодня Коломойский, по всей видимости, лишен украинского гражданства и полностью зависит от доброй воли президента. Формально Коломойского могли лишить гражданства за наличие второго, израильского, что запрещено украинским законом, но на практике эту норму соблюдают крайне редко. Скорее, украинское руководство решило воспользоваться обстоятельствами, чтобы лишить Коломойского влияния, а заодно послать предупреждение другим украинским магнатам.
 
В итоге Коломойский оказался заперт внутри Украины: на Запад ему ход закрыт из-за американского расследования по отмыванию денег и санкций, в России ему не простили вооружение добробатов в 2014 году (в РФ на Коломойского открыто два уголовных дела), и даже в Израиле к нему были претензии у полиции.
 
Азартный бизнесмен Коломойский дважды крупно входил в украинскую политику – в 2014 и 2019 годах, – и оба раза потерпел поражение. А нынешняя ситуация, судя по всему, подводит окончательную черту под историей днепропетровского клана. Конечно, у Коломойского по-прежнему остаются крупные активы в Украине, собственные СМИ и карманная фракция «За будущее» в Верховной раде. Но сегодня это уже не рычаги давления на власть, а, скорее, способ доказать полезность и последняя защита от окончательного уничтожения. 

Война вообще покончила с ситуацией, когда собственные медиа были одним из главных инструментов влияния олигархов. Заморозка политической жизни и информационная монополия, установленная президентским указом с началом вторжения (телеканалы обязаны транслировать «единые новости», готовящиеся под эгидой Офиса президента), превратили олигархические СМИ, которые и раньше были убыточными, в пустую трату денег для их владельцев.
  
Радикальнее всех на это отреагировал Ахметов – он полностью вышел из медиабизнеса, закрыл интернет-издания и передал государству частоты телеканалов медиагруппы «Украина». Ведущий киевский девелопер Вадим Столар продал свою сеть региональных телеканалов. То же самое, судя по всему, готовится сделать со своими СМИ и Виктор Пинчук. Нетрудно предсказать, что без вливаний со стороны олигархов украинский медиарынок, особенно телевидение, начнет быстро сворачиваться. 

Сейчас из первой десятки украинского Forbes относительно уверенно себя чувствует только Петр Порошенко. У него нет крупных активов на юго-востоке, остались свои телеканалы, а его национал-патриотическая идеология в условиях войны растет в цене. Однако все новые примеры давления на экс-президента – от проблем с выездом за границу до закрытия работавшей на него ботофермы – постоянно напоминают, что офис Зеленского теперь может позволить себе все больше и больше в борьбе со своим главным оппонентом.

Будущее без олигархов

Российское вторжение поставило украинское государство на грань выживания, но в области внутренней политики позволило Зеленскому решить большинство своих старых проблем. Главная из них – противостояние с олигархами – рассосалась сама собой: обескровленные магнаты сдают позиции и озабочены уже не свержением президента, а спасением остатков своих капиталов. Например, личное состояние Коломойского, по оценкам Forbes, с прошлого года сократилось почти вдвое, до $1 млрд.
 
Деолигархизация Украины, судя по всему, стала необратимым процессом. Чем бы ни закончилась война, никаких предпосылок для возникновения нового класса сверхбогатых в стране не просматривается. Украинская экономика настолько пострадала от войны, что новым олигархам просто неоткуда будет взяться, а амбиции прежних хозяев жизни сильно ужались.

Разумеется, новые состояния могут быть сделаны, например, на послевоенном восстановлении страны, но тут речь будет идти, скорее, об околовластных бизнесменах по российскому образцу, а не о самостоятельных политических игроках. Можно также ожидать массовой экспансии западного бизнеса на украинский рынок – ведь главными спонсорами восстановления будут Европа и США.
 
Деолигархизация украинской экономики и политики – это, несомненно, важный шаг к более прозрачным правилам игры и системе, которую будет легче интегрировать в европейские структуры. Неслучайно Запад активно поддерживал Зеленского в борьбе с олигархами даже в тех случаях, когда действия президента отдавали волюнтаризмом и плохо сочетались с верховенством права. Но только позитивными последствиями для Украины этот процесс не ограничится.

Да, украинские олигархи коррумпировали государство, мешая эффективным реформам и развитию, но они же были важным предохранителем от узурпации власти в стране. Успех двух украинских революций 2004 и 2014 годов был связан не только с гражданским сопротивлением, но и с позицией крупного капитала, оказавшего медийную и финансовую поддержку оппозиции (пусть из своих, корыстных интересов). Сейчас война позволила президенту Зеленскому сосредоточить в своих руках огромную власть, которая создает соблазн не отказываться от нее и когда придет мир. А вот профсоюза олигархов, готового помочь гражданскому обществу предотвратить такое развитие событий, тогда уже не будет.

следующего автора:
  • Константин Скоркин