Сделка по вывозу украинского зерна из черноморских портов рискует не просуществовать и двух месяцев. Российское руководство угрожает выйти из нее, потому что зерно, по его мнению, вывозят не туда.

Выход Москвы из сделки лишит Украину существенной части валютной выручки и толкнет вверх мировые цены на продовольствие и инфляцию в Европе. Возможные потери России, напротив, пока выглядят несущественными. Она и так уже потеряла статус надежного партнера в глазах большинства стран, а сокращение валютной выручки от продажи зерна незначительно на фоне огромного внешнеторгового профицита из-за выросших цен на энергоносители.

С самого начала выгоды Москвы от участия в зерновой сделке казались довольно скромными, и, похоже, она была нужна Владимиру Путину, чтобы получить дополнительный рычаг давления на Запад. А сейчас, с его точки зрения, подходящее время на этот рычаг нажать. Показательно, что угрозы российского президента совпали с успешным контрнаступлением украинской армии под Харьковом и сообщениями о высокой загрузке газохранилищ в Европе. 

Контора пишет 

Необходимость пересмотреть сделку Путин объясняет тем, что украинское зерно вывозят в сытую Европу, а не в голодные страны Ближнего Востока и Африки. «У нас все ходы записаны», – сказал он на заседании Совбеза 9 сентября. По его словам, из 87 кораблей, которые вышли из украинских портов с зерном, всего два отправились в беднейшие страны Йемен и Джибути, 32 – в Турцию и целых 30 – в Евросоюз.

Записи Путина оказались не совсем точными. На 9 сентября украинские порты покинуло 108 судов, 47% зерна ушло в Турцию и страны Азии, еще 17% – в Африку, а 36% – в Евросоюз. Можно, конечно, и тут сказать, что доля благополучного ЕС слишком высокая, но то, куда направляется зерно, вообще не было предметом договоренности.

В основе зерновой сделки лежат два документа. Первый – это «Инициатива по безопасной транспортировке зерна и продовольствия из портов Украины», которую подписали Турция, Россия и Украина при посредничестве ООН. Инициатива регламентирует безопасный вывоз зерна, продовольствия и удобрений из украинских портов Южный, Одесса и Черноморск.

Второй документ – «Меморандум о взаимопонимании по российскому экспорту сельскохозяйственной продукции», который подписывали Россия и ООН. В отличие от первого он не публиковался, а его содержание, со слов министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, касается «устранения препятствий США и ЕС в части финансов, логистики и страхования» в отношении российской сельхозпродукции и удобрений. Проще говоря, отмены санкций.

Главное, что ни один из этих документов не регламентирует направления украинского экспорта, и Путин этого не отрицает. Значит, дело не в том, что Москва озабочена продовольственной ситуацией в беднейших странах.

Экспорт тормозит

Из-за засухи в Южной Европе украинское зерно сейчас очень востребовано на мировом рынке. А благодаря сделке Украина приблизилась к довоенным темпам экспорта зерновых. По оценкам директора аналитического центра «Совэкон» Андрея Сизова, в сентябре Киев может вывезти около 4 млн тонн, что несильно уступает 6–7 млн тонн в довоенное время и намного больше, чем 1–1,5 млн тонн, которые были до сделки.

Для Украины сделка – это не только источник твердой валюты, которая очень нужна стране, где ВВП в 2022 году сократится более чем на треть. Но еще и возможность разгрузить заполненные хранилища под новый урожай. По прогнозам, он превысит 53 млн тонн зерновых и 15 млн тонн масличных культур – это существенно больше внутренней потребности Украины.

Экспорт зерна из России, напротив, замедлился. Поставки зерна в июле и августе упали на 22% по сравнению с прошлым годом – до 6,3 млн тонн. Российское продовольствие было выведено из-под западных санкций, но банкиры и страховщики теперь в целом с осторожностью относятся к любому взаимодействию с Россией, судоходные линии опасаются отправлять свои суда в зону боевых действий, а ряд юрисдикций закрыл свои порты для российских судов.

Мало того, конкурентоспособность российского зерна на мировом рынке подрывают слишком крепкий рубль, экспортная пошлина и рекордный урожай (порядка 95 млн тонн пшеницы), который нужно где-то хранить. Впервые за долгое время в России может быть дефицит мощностей для хранения. В 2021 году экспорт зерна принес России $11,5 млрд, в этом году таких результатов ожидать не приходится.

Неважно складывается ситуация и с экспортом российских удобрений. Производство калийных удобрений за первые семь месяцев этого года сократилось на четверть, а их основной производитель «Уралкалий» испытывает проблемы с логистикой и транзакциями. Снижение производства прежде всего обусловлено сокращением экспорта – он снизился на 25–30%.

Формально компания не должна подпадать под санкционные ограничения. Владелец «Уралхима» – основного акционера «Уралкалия» – Дмитрий Мазепин продал контрольный пакет после введения в отношении него персональных санкций. Более того, еще в марте Минфин США выпустил специальную генеральную лицензию о российских удобрениях, которая снимала ограничения со всей цепочки – производства, транспортировки и продажи.

Но почти треть экспортных поставок «Уралкалия» шла через порты стран Балтии, которые теперь в принципе отказываются работать с российскими компаниями. А нагрузка на российские порты выросла после того, как под санкции попал «Беларуськалий». Азиатские покупатели готовы активнее покупать российские удобрения, но требуют существенных скидок.

Отсутствие формальных запретов на работу с российскими агротрейдерами и производителями удобрений мало помогает в ситуации, когда токсичной стала считаться вся российская экономика. Банки медленно проводят транзакции или просто отказываются работать с российскими фирмами. Зарубежные покупатели ищут замену поставщикам из России – высвобождающиеся ниши занимают компании из США и Канады.

Даже если полностью убрать с мирового рынка украинские зерно и удобрения, совсем не гарантировано, что их можно будет заменить российскими. Западные компании и их клиенты готовы нести дополнительные издержки, лишь бы не работать с токсичным российским бизнесом – особенно пока продолжаются боевые действия в Украине.

В России отказы частных компаний называют «неформальными» санкциями. Они сильно раздражают и бизнес, и власть. В Кремле считают, что если в России Администрация президента и правительство могут давать указания корпорациям и олигархам, то же самое могут и должны сделать власти США и ЕС.

Угрожающие сигналы

Угрозы выйти из зерновой сделки уже дают плоды. За последние дни Путину позвонили президент Франции Эмманюэль Макрон, канцлер Германии Олаф Шольц и генсек ООН Антониу Гутерриш. Зерновой вопрос, скорее всего, встанет и в ходе двусторонних контактов на Генассамблее ООН в Нью Йорке.

Развал сделки крайне невыгоден не только Украине, пострадает и Евросоюз. Отмена сделки приведет к росту цен на пшеницу, что неизбежно отразится на и без того рекордной инфляции в Еврозоне – 9,1% в годовом исчислении в августе. Цены на продукты – второй по значимости компонент европейской инфляции после цен на энергоносители.

Боевые действия сейчас складываются не в пользу России – Украина перешла в успешное контрнаступление. Ситуация с газом в Европе также пока значительно лучше, чем рисует российская пропаганда: подземные хранилища почти заполнены, несмотря на отключение «Северного потока», цены высокие, но европейский потребитель готов их заплатить, чтобы навсегда избавиться от газовой зависимости от России. В этих условиях у Владимира Путина, привыкшего вести диалог с позиции силы, осталось не так много рычагов для давления на Запад. Зерновая сделка – один из последних.

следующего автора:
  • Александра Прокопенко