В более спокойные времена новый раунд боевых действий на Южном Кавказе, произошедший в середине сентября, стал бы крупной мировой новостью. Ведь речь идет о широкомасштабном вторжении Азербайджана на территорию Армении, которое стало самым кровопролитным эпизодом в конфликте двух стран после войны 2020 года и унесло почти триста жизней. По данным Еревана, погибли или пропали без вести 202 армянских военных и пятеро гражданских, Баку оценивает собственные потери в 80 человек. И все это в странах с небольшим населением, где потери чувствуются особенно остро.

После нескольких дней боев стороны договорились о прекращении огня, но, судя по всему, азербайджанские силы все еще удерживают часть приграничной армянской территории.

Бои начались всего через две недели после того, как в Брюсселе завершился четвертый раунд переговоров между президентом Ильхамом Алиевым и премьером Николом Пашиняном при посредничестве ЕС, где стороны достигли определенного прогресса. Также немаловажно, что обострение случилось сразу после украинского контрнаступления под Харьковом, в ходе которого Россия потерпела унизительное поражение.

Некоторые СМИ ошибочно описывали происходящее как приграничные столкновения и упоминали многолетний конфликт двух стран из-за Нагорного Карабаха. Но на самом деле боевые действия на этот раз велись не в Карабахе, где сейчас дислоцированы российские миротворцы, и не на территории Азербайджана, а непосредственно в самой Армении.

Баку заявил, что просто отвечал на армянские «провокации», но доказательств не представил. По словам очевидцев, под массированные обстрелы попали в том числе армянское село Сотк и курортный город Джермук, откуда эвакуировали жителей. Есть достоверные свидетельства надругательств азербайджанцев над телами двух погибших женщин, служивших в армянской армии.

После победы в войне 2020 года Алиев в отношениях с Арменией придерживается стратегии, которую один высокопоставленный азербайджанский чиновник назвал «принудительной дипломатией» – смесь переговоров и применения силы.

В ходе войны 2020 года Алиев достиг многих, но не всех поставленных целей, и теперь у него новые задачи. Он хочет, во-первых, заставить Армению подписать «мирный договор», по которому Ереван откажется от претензий на Карабах, где армяне составляют большинство населения; во-вторых, провести выгодную для Азербайджана демаркацию границы; и, в-третьих, построить через территорию Армении новую железную дорогу в Нахичевань – речь о так называемом «Зангезурском коридоре», контроль Еревана над которым должен быть сведен к минимуму.

Недавнее обострение, похоже, было направлено не только против Армении, но и против России, которая обязалась защищать Армению на основании как двустороннего соглашения, так и в рамках ОДКБ. Но у Москвы связаны руки из-за войны в Украине. 

Азербайджан, видимо, хотел продемонстрировать, что Россия неспособна помочь своему союзнику, а ОДКБ – это просто бумажный тигр (кстати, ровно то же показывает бездействие Москвы во время недавних боев между Таджикистаном и Кыргызстаном, входящими в ОДКБ). И Баку это удалось: Россия безучастно наблюдала за боями на территории уже собственно Армении, а ОДКБ просто отправило в район столкновений миссию для оценки обстановки. Беларусь и среднеазиатские страны явно не горят желанием втягиваться в армяно-азербайджанский конфликт.

Между тем в этом году между Баку и Ереваном шли переговоры при посредничестве президента Европейского совета Шарля Мишеля. И сентябрьские бои не означают, что это было просто потерей времени – прогресс на переговорах достигнут, и немалый.

Летом стороны согласовали основные принципы договора о железнодорожном и автомобильном сообщении между западными областями Азербайджана и Нахичеванью через Южную Армению – об этих транспортных коридорах шла речь в соглашении о прекращении огня, заключенном в ноябре 2020 года.

Однако позднее, когда документ обсуждала трехсторонняя комиссия Армении, Азербайджана и России, российская сторона подняла вопросы, которые застопорили процесс. Также в Брюсселе Армения и Азербайджан активно работали над текстом межгосударственного договора (заключить его требует Баку), который среди прочего должен гарантировать права и безопасность карабахских армян (требование Еревана).

Все посредники, принимавшие участие в армяно-азербайджанских переговорах после 1991 года, сталкивались с одной и той же проблемой: любая из сторон могла отказаться принять какое-то условие, не опасаясь последствий. Реакция на неправомерные шаги всегда была очень слабой – так было хоть в нынешнем сентябре с действиями Азербайджана, хоть до 2020 года, когда обе стороны позволяли себе вопиющие нарушения (каковым была, например, армянская оккупация азербайджанской территории). Лидеры обеих стран без зазрения совести публично отказываются от договоренностей, достигнутых в частном порядке, тянут время или даже прибегают к использованию силы.

Никуда не девается и проблема forum shopping – поиска выгодной площадки для переговоров. Россия остается посредником, имеющим собственные интересы в регионе, и единственной внешней силой, чьи миротворцы размещены в зоне конфликта. Однако именно из-за наличия собственных интересов на Южном Кавказе она не пользуется доверием ни одной из сторон. По некоторым данным, Москва разработала собственный проект мирного договора, где вопрос о статусе Карабаха откладывается на неопределенное время – армян такая формулировка устраивает больше, чем предложения ЕС.

Похожим образом Армения с энтузиазмом восприняла решение США, активно поддерживающих ЕС, назначить новым советником по переговорам на Кавказе Филипа Рикера. Он станет новым сопредседателем Минской группы ОБСЕ – формата, который предпочитает Ереван, – хотя Москва и заявляла о том, что Минская группа фактически перестала существовать. Благоприятным сигналом для Еревана стал и недавний визит солидарности Нэнси Пелоси в Армению.

В свою очередь, у ЕС есть проблемы с тем, чтобы выработать единую линию. В июле председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен отправилась в Баку для переговоров о закупках азербайджанского газа. В публичных выступлениях она называла Азербайджан «надежным партнером» и ни разу не упоминала ни о «мире», ни о «конфликте», что в Баку сочли своей большой пиар-победой.

Однако какими бы ни были намерения Алиева, на этот раз он, возможно, переоценил свои силы. Недавние бои подорвали внутриполитические позиции армянского премьера Пашиняна, который проявил себя как серьезный собеседник, готовый вести переговоры и с Азербайджаном, и с Турцией, несмотря на сопротивление в самой Армении. Теперь Пашинян выглядит намного более изолированным, чем месяц назад.

Также боевые действия впервые вызвали недовольство в самом Азербайджане – даже среди тех, кто в 2020 году поддержал войну. Одному активисту, ратующему за мир, дали 30 дней тюрьмы, а известный независимый эксперт назвал Алиева «максималистом» и «ирредентистом», обвинив в том, что тот упустил исторический шанс на примирение с Арменией.

Когда в Армении и Азербайджане закончат хоронить погибших, стороны попытаются вернуться к переговорам. Из всех форматов наиболее жизнеспособным сейчас выглядит тот, что инициирован ЕС во главе с Шарлем Мишелем, но для того, чтобы он увенчался успехом, ему нужна намного более широкая международная поддержка. Если же переговоры в этом формате застопорятся или вовсе провалятся, останется два варианта, один хуже другого: либо функции посредника вновь возьмет на себя Москва, либо Баку и Ереван начнут готовиться к следующей войне.

следующего автора:
  • Thomas de Waal