У тех, кто стремится пробиться наверх в российской правящей элите, появился новый кадровый лифт. Президентская администрация, как всегда чуткая к настроениям Владимира Путина, теперь готова продвигать по карьерной лестнице «ветеранов». Речь не столько о реальных участниках боевых действий, сколько о чиновниках и политиках, которые приезжают на фронт ради героических фотографий в окопах и демонстрации собственной радикальности. А Кремль все больше готов такие демонстрации вознаграждать, не особенно заботясь о том, как фронтовой кадровый лифт скажется на качестве управления или на конфликтах внутри правящей элиты, где по-прежнему остается немало сторонников довоенных порядков.

Из кабинетов — в окопы

Моду на одежду цвета хаки еще в начале войны задали замглавы президентской администрации Сергей Кириенко и генсек «Единой России» Андрей Турчак, позировавшие в таком виде на занятых российской армией территориях. И уже прошлым летом фронт стали посещать наиболее чуткие к воле начальства политики-карьеристы — например, депутаты Госдумы Виталий Милонов, Сергей Сокол и Дмитрий Хубезов, а также другие, менее известные парламентарии (по большей части единороссы). Из них даже сформировали подобие специального депутатского отряда под названием «Каскад».

Не отстают и чиновники — действующие и бывшие. Уволился с поста сити-менеджера Читы и записался в добровольцы Александр Сапожников. На фронте появлялся губернатор Приморья Олег Кожемяко. Надел боевую разгрузку и отправился в Донецк бывший глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин.

Участвуют ли эти люди в реальных боях — вопрос открытый. Но они сфотографировались в фронтовой амуниции на передовой и тем самым обозначили себя в качестве участников боевых действий. И чем дальше, тем яснее становится, что ставка политиков-солдат, известных своими способностями угождать руководству, была верной. Президент Путин все больше увлекается самим процессом войны, постоянно говорит о доблести участников боевых действий и даже новогоднее обращение записал на фоне людей в военной форме.

На этом фоне радикализация и милитаризация российской правящей элиты только ширится. Вот уже курский губернатор Роман Старовойт рассказывает о своих тренировках в лагере ЧВК «Вагнер». О «кувалде Вагнера» вспоминает Турчак. Главред RT Маргарита Симоньян тоже хвалит вагнеровцев и их основателя Евгения Пригожина. Системные игроки на всякий случай присягают самому радикальному полюсу, показывая большому начальству: мы не просто за войну, мы настоящие радикалы, хотя пока и не в окопах.

Дорогу «ветеранам»

Подобное рвение не случайно. Путин ждет, что «бойцы еще не раз порадуют результатами своей работы». Президентская администрация, в свою очередь, готова сделать все, чтобы глава государства почаще видел тех, кто его радует. Например, на региональных выборах 2023 года она намерена продвигать «ветеранов» войны и подталкивает губернаторов к поездкам на фронт. К тем, кто прислушался к рекомендациям, — особое отношение. Например, с депутатами-«фронтовиками» из «Каскада» отдельно встречался Кириенко, приезжал к ним и Турчак. Обычные парламентарии таких встреч удостаиваются редко.

Кремль хочет вписать системных политиков в марширующий строй, но даже в чрезвычайной атмосфере войны периодически наталкивается на препятствия — в том числе те, которые ранее возвела сама президентская администрация. В последние годы Кремль продвигал в парламенты разных уровней самовыдвиженцев, чтобы не мозолить глаза избирателю брендом теряющей популярность «Единой России». Президентская администрация брала региональные элиты под крыло, гарантируя им представительство в органах законодательной власти и требуя в ответ сравнительно немного: не уходить в оппозицию и поддерживать ставленников Кремля на губернаторские посты. Сейчас ставки лояльности выросли, и играть на этих условиях хотят далеко не все.

Недавний пример — отдохнувший на Новый год в Мексике курский депутат Максим Васильев, которого за это раскритиковал Турчак. Васильев — выходец из семьи крупных землевладельцев и застройщиков, он баллотировался в областной парламент по одномандатному округу как самовыдвиженец. Депутат резко ответил Турчаку, и никакого продолжения эта история не получила и вряд ли получит. Лишить одномандатника Васильева кресла очень трудно, да и курские элиты вряд ли с воодушевлением воспримут санкции против своего представителя.

Похожая история произошла и с вологодским депутатом Денисом Долженко, отдохнувшим на Новый год в Дубае. Турчак потребовал лишить его партбилета, но это оказалось невозможно, потому что Долженко — беспартийный одномандатник.

Такие публичные выволочки, особенно со стороны не самых авторитетных представителей власти, добавляют напряжения внутри российских элит, но непохоже, чтобы это останавливало Кремль в его нарастающей требовательности. Если в начале вторжения в Украину проявлением нелояльности считалась антивоенная позиция, потом — молчание, то сейчас подозрительна уже недостаточно активная поддержка военных действий.

Президентская администрация вряд ли будет двигать в управленцы и депутаты обычных солдат или офицеров (за исключением, может быть, пары показательных примеров). «Ветеранами» объявят самых ушлых карьеристов, которые ради высокой должности готовы залезть в окопы (пусть только для того, чтобы быстренько сфотографироваться там в боевой разгрузке). Раньше карьеристы учились в губернаторских школах и сражались в конкурсе «Лидеры России». Теперь таким «модным мероприятием» становится война. 

А те, кто не торопится радикализироваться, будут все чаще оказываться на обочине. В первую очередь это коснется регионального уровня. Но не исключено, что «ветераны» будут замещать и освободившиеся кресла в Госдуме и Совете Федерации. Участие в войне — не повод превращать человека в представителя власти, но это неизбежно будет происходить, ведь такие герои радуют Путина. 

Начинается фрагментация российской элиты среднего и нижнего уровня на «ветеранов», для которых открыты многие двери или даны гарантии сохранения в должности, и всех остальных. Обеспечивать «ветеранам» кресла во властных структурах придется за счет «гражданских». В итоге на многие посты придут люди, главным достоинством которых будет участие в войне — часто только на фото.

Политический и управленческий фасад системы окончательно превратится в разнородное лоскутное одеяло, сшитое в соответствии с переменчивыми вкусами президента. «Ветераны» там будут соседствовать с «молодыми технократами» и еще не вымершими как вид выходцами из Общероссийского народного фронта. В любом случае этот отрицательный отбор будет выталкивать наверх конъюнктурщиков, готовых на все ради внимания начальства, а система продолжит деградировать, ведь с радующих Путина «ветеранов» много не спросишь.

следующего автора:
  • Андрей Перцев