Выход в «Известиях» статьи Виктора Медведчука, похоже, знаменует его возвращение в большую политику. Концепция этого камбэка вполне ясна: Кремль будет говорить о мире не с Зеленским, а с Медведчуком, которого по-прежнему видит лидером пророссийской партии в Украине.

Однако время для этого, если когда и было, давно и безнадежно упущено. Поспешная аннексия оккупированных территорий осенью 2022 года не оставила пространства для украинской «партии мира», которую собирается имитировать Медведчук, даже в российском политическом дискурсе, который больше не нуждается в декоративных фигурах «хороших украинцев». Реанимация этой идеи, скорее, свидетельствует о том, что Кремль лихорадочно ищет выход из украинского тупика, запуская плохо сочетаемые и конкурирующие между собой политические проекты в надежде, что какой-нибудь из них сработает.

Чего хочет Медведчук

Известинская статья Медведчука — это своеобразный спин-офф прошлогодней статьи Путина про украинско-российские отношения, написанный с позиции верхушки пророссийских элит Украины. Здесь есть и традиционные обиды на Запад, и упреки неблагодарному украинскому обществу, променявшему славянское братство на западную похлебку, и напоминания про кормивший всю страну Донбасс.

Практическая часть сводится к призыву сформировать некий эмигрантский центр, возможно, «правительство в изгнании», от имени которого будет говорить украинская «партия мира», оклеветанная и изгнанная из страны президентом Зеленским. «Политическое движение из тех, кто не сдался, кто не отрекся от своих убеждений под страхом смерти и тюрьмы, кто не желает, чтобы его страна стала местом геополитических разборок», — патетически пишет Медведчук. 

О том, что Медведчук получил сверху добро на формирование подобного движения, но на правах своей личной инициативы, свидетельствует благожелательная реакция Кремля и место выхода его манифеста — негосударственные «Известия», тем не менее входящие в медиахолдинг близкого к Путину олигарха Юрия Ковальчука. А дальше — как пойдет. 

Еще недавно политическая биография Виктора Медведчука казалась завершенной: после неудачного побега и ареста Россия обменяла его на офицеров батальона «Азов» (что резко критиковали в среде российских «ястребов»). Казалось, что бывший лидер пророссийской партии тихо уйдет в тень — благо накопленные в России активы позволяли бы ему вести безбедную жизнь. Но, по всей видимости, в глазах Путина Медведчук так и остался ключевой фигурой украинского направления.

Мастерство интриги

В Киеве к возвращению Медведчука были готовы. Украинские власти оперативно лишили гражданства и депутатских мандатов его самого, его ближайшего делового партнера Тараса Козака и еще двоих пророссийских нардепов, чтобы они не могли выдавать себя за представителей Украины.

К тому же накануне секретарь украинского СНБО Алексей Данилов говорил о том, что Тарас Козак пытается навести неофициальные дипломатические мосты в Европе для лоббирования прокремлевской повестки. Судя по пассажу из статьи Медведчука о том, что «украинскую партию мира ни в Европе, ни в США не жалуют», миссия, если и была, не удалась. 

Упорство, с каким Кремль уже которое десятилетие продолжает делать ставку на безнадежного Медведчука, поражает. Ведь даже во времена наибольших успехов его партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» сам он не пользовался хотя бы минимальной популярностью ни в одном из регионов Украины, оставаясь лидером ее антирейтингов.

Да, он пользовался репутацией мастера закулисных интриг, но не сказать, что и на этом поприще он демонстрировал особую эффективность. Его махинации генерировали не столько победы, сколько внутренние склоки. Потому и сейчас есть серьезные сомнения в том, что Медведчук сможет стать объединяющей фигурой даже в рамках пророссийской политэмиграции.

В свое время именно его стараниями был развален Оппозиционный блок, претендовавший на то, чтобы прийти на смену Партии регионов. Используя связи в Москве, Медведчук добивался внесения конкурентов по пророссийскому лагерю в санкционные списки России. К началу 2022 года Медведчук плохо контролировал партию, более умеренное крыло которой, связанное с Юрием Бойко и Сергеем Левочкиным, дистанцировалось от одиозного коллеги.

Тем более сейчас никто из бывших соратников Медведчука, оставшихся в Украине, в здравом уме не станет сотрудничать с его проектами, рискуя попасть под статью о госизмене. Вместо этого они дисциплинированно голосуют в парламенте за все инициативы Зеленского.

России давно хочется создать какое-нибудь удобное для нее «правительство Украины в изгнании». Первые попытки предпринимались еще в 2015 году с экс-премьером Николаем Азаровым и экс-нардепом от Партии регионов Владимиром Олейником. Их «Комитет спасения Украины», создававшийся с прицелом на скорый крах «режима Порошенко», достаточно быстро обанкротился и перестал интересовать даже российскую пропаганду.

Новый заход вряд ли окажется более успешным. Разве что получившаяся структура возьмет на себя роль своеобразного кадрового агентства, вербуя людей для оккупационных администраций на юго-востоке, куда не особенно охотно идут даже однопартийцы Медведчука. Хотя и здесь российские власти все чаще делают ставку на проверенных российских чиновников. 

Зачем это Кремлю

Зачем все это Медведчуку — более-менее понятно. После событий 2022 года у него нет другого варианта вернуться в украинскую политику, кроме как на русских штыках, а амбиций и злости у него слишком много, чтобы смириться с поражением. Поэтому даже призрачный пост «президента в изгнании» для него сейчас предпочтительнее политического забытья. Другое дело — зачем это нужно Кремлю? 

Идея марионеточного правительства была бы актуальна и реалистична только в случае успеха блицкрига и захвата Киева. После его провала Кремль еще мог пойти по пути создания «параллельной Украины» на оккупированных территориях от Херсона до Донбасса. Это позволило бы не только сохранять мифологию «союзных сил», но и легче продавать внутренней аудитории потери завоеванного — все-таки это была бы территория не России, а некоего дружественного государства.

Однако Путин пошел ва-банк, напрямую аннексировав не только Донбасс, но и частично оккупированные области на юге Украины. Этот ход задал новую пропагандистскую рамку, в которой потеряли смысл все декоративные «антифашистские украинцы». Россия больше не освобождает братский народ в духе советского «интернационального долга», а собирает свои исторические земли в виде акта прямого империализма.

Нынешняя реанимация старой идеи «правильной Украины» показывает, что Россия уперлась в политический тупик. Киев Зеленского упорно отказывается соглашаться на условия Москвы, а западная военная помощь помогла ВСУ нанести ряд чувствительных поражений российским войскам, отбив в том числе территории, которые Кремль так опрометчиво поспешил объявить частью России. Также не происходит и ожидаемого с февраля прошлого года раскола украинских элит и массового недовольства Зеленским. 

Если «партия мира» не появляется естественным путем, то Москва, похоже, готова создать ее искусственно, чтобы вести переговоры о мире вместо Зеленского с Медведчуком — фактически с самими собой. Другое дело, что сейчас многие российские ястребы, требующие от Кремля дальнейшей эскалации, считают Медведчука одним из виновников провала блицкрига-2022 — ведь это в том числе он годами дезинформировал Кремль о ситуации в Украине. Так что любые инициативы с его участием будут подвергаться нещадной критике.

Однако Путин остается верен своей стратегии запускать одновременно несколько конкурирующих проектов, создавать «оперативный туман», чтобы оставаться над схваткой кланов и посмотреть, кто из них окажется более успешным. Впрочем, у активизации Медведчука есть и более тревожный подтекст возможной подготовки нового крупного наступления, в обозе которого поедет и новоявленный миротворец.

следующего автора:
  • Константин Скоркин