Игра в имитацию. Что мешает Москве и Киеву начать переговоры
Пока Россия и Украина связывают большие ожидания с военным решением конфликта, аппетита к настоящим переговорам, а не к тактическому маневру-имитации, у них не возникнет. А реальное урегулирование будет оставаться невыполнимой миссией
Враг стабильности. Как образы будущего у президента и общества стали несовместимы
Россиян стало тревожить нестабильное «сегодня» и еще худшее «завтра», поэтому власти приходится всерьез задуматься об убедительном «образе будущего», чтобы унять эту тревогу. Сделать это не так сложно — большинство вполне устроило бы возвращение украденной стабильности. Однако этот понятный и простой выход оказывается недостижим: на пути к нему стоит Владимир Путин
Газовое сближение России и Ирана. Картель или конкуренция?
Казалось бы, для Ирана попытка Запада изолировать Россию — это потенциально хорошая возможность занять освобождающиеся ниши. Однако на деле из-за этого лишь возникают новые проблемы
Белгород для НАТО. Чем чреваты взрывы в Польше
Сравнение с Белгородом, задуманное для других целей, невольно говорит о том, как изменится статус Польши и других западных соседей Украины в этой войне. Приграничные районы России страдают как территория одной из сторон межгосударственного вооруженного конфликта. Теперь по формуле «их Белгород» у этого конфликта появляются новые участники
Война как мятеж. Почему режим Путина не рушится от поражений на фронте
Неясные контуры победы России означают и неясные контуры ее поражения, именно поэтому автоматическая связка между военными поражениями и падением режима в этом случае не работает. Путину так же трудно проиграть эту войну, как и выиграть. Выиграть все же немного легче, потому что само начало войны ее сторонниками засчитывается как победа
Разочаровавший образец. Готов ли Израиль помогать Украине
С самого своего создания Израиль сталкивался с экзистенциальной угрозой со стороны соседей, а потому привык руководствоваться во внешней политике в первую очередь соображениями безопасности. Сложно ожидать от этой страны с ее непростой историей другого поведения
Властитель низов. Как маргиналы становятся образцом для российской власти
Погружение президента в «низы» превращается в опасный процесс. Его лексика и манера поведения становятся все более маргинальными, а значит, вслед за ним неизбежно будет маргинализироваться и стиль общения других высокопоставленных чиновников
Новая уязвимость. Что предвещает возвращение России в зерновую сделку
Потребность российской экономики в рынках сбыта и технологическом импорте становится все острее, а значит, Москве придется все чаще прислушиваться к оставшимся немногочисленным партнерам, учитывать их интересы в своей политике, в том числе и в отношении Украины, и платить за это не только экономическую, но и внутриполитическую цену
Провал краш-теста. Как изменилась российская пропаганда после 24 февраля
Российская машина пропаганды столкнулась с задачей, которую ей раньше никогда не приходилось решать. Но это еще полбеды. Беда в том, что теперь нужно решать задачу, прямо противоположную той, под которую эта самая машина строилась
Please note...

You are leaving the website for the Carnegie-Tsinghua Center for Global Policy and entering a website for another of Carnegie's global centers.

请注意...

你将离开清华—卡内基中心网站,进入卡内基其他全球中心的网站。