После нескольких раундов санкций и эмбарго на Западе перешли к обсуждению нового вида ограничений для экономики России – введения ценового потолка для поставок российской нефти. Страны G7 предлагают установить максимальную цену, по которой Россия сможет продавать нефть на мировом рынке. Речь – пока неофициально – идет о коридоре $40–60 за баррель. Предложение выглядит надежным способом ограничить экспортные доходы России, а вместе с ними и ее способность финансировать войну с Украиной. Однако воплотить такое решение на практике будет намного сложнее, чем кажется.

Нефтяной рынок неслучайно стал излюбленным предметом изучения для специалистов по теории игр. Его главная особенность в том, что рыночная цена нефти, как правило, значительно выше средних краткосрочных издержек ее производства (без учета затрат на освоение месторождений), но значительно ниже, чем создаваемая нефтью ценность для потребителей. 

Быстро нарастить предложение или сократить спрос на нефть в зависимости от ее цены очень сложно. Поэтому определить ее «справедливую» и «равновесную» цену тоже затруднительно, что приводит к ценовым качелям на рынке, когда в течение нескольких месяцев баррель может стоить то $20–30, то $120–130.

В каких-то случаях цены обваливаются из-за резкого роста предложения – например, в 1986 году, когда Саудовская Аравия увеличила свои продажи втрое за несколько месяцев. Или из-за стремительного падения спроса – как после финансового кризиса 2008 года или во время карантинов весной 2020-го.

В других – наоборот, цены быстро взлетают в несколько раз, когда рынок осознает, что одна из сторон способна (или больше не способна) контролировать предложение или спрос. Например, так было после относительно короткого и ограниченного нефтяного эмбарго 1973 года, которое выявило истинную ценность нефти для потребителей. Впрочем, осознание новых реалий может и обрушить цены – как, например, в 2014 году, когда стало ясно, что времена господства ОПЕК на нефтяном рынке прошли, а США превратились из крупнейшего импортера в крупного экспортера нефти.

Суть западного предложения о ценовом потолке сводится к тому, чтобы создать картель покупателей российской нефти и привлечь туда все покупающие ее страны с помощью поощрений и наказаний. Логика тут простая – западная коалиция быстро приходит к пониманию, что в мире недостаточно свободных мощностей по добыче нефти, чтобы заменить изгоняемый с рынка нефтяной экспорт России. Предупреждения об этом звучат в последнее время и от представителей нефтяного бизнеса, и в разговорах лидеров стран G7.

Хуже того, частичное исключение российской нефти лишь подталкивает цены вверх – вплоть до того, что доходы России от нефтяного экспорта растут даже при сокращении его объемов. Развивающиеся страны уже жалуются, что высокие цены на энергию вредят их экономике. При таком положении дел, когда мировые цены растут, а Россия соблазняет покупателей скидками, Западу не приходится рассчитывать, что Индию или Китай удастся уговорить присоединиться к эмбарго на российскую нефть.

Другое дело – создать крупный картель покупателей, который смог бы заставить Россию поставлять нефть на мировой рынок в полном объеме, но по низкой цене. В рамках этого подхода предполагается, что Россия, несмотря на возмущение, решит, что получать хоть какую-то выручку от нефтяного экспорта лучше, чем ничего. Особенно если установленный ценовой потолок будет покрывать ее текущие издержки и давать какой-то доход сверх того.

И действительно, такой выбор был бы рациональным для игрока без других возможностей и в игре на один ход. Однако это явно не случай России, которая не раз демонстрировала и любовь к многоходовкам, и необычную функцию полезности, и готовность играть в игры с отрицательной суммой, где теряют все участники.

Мало того, сейчас любая валютная выручка имеет для России весьма ограниченную ценность, что хорошо видно по рекордно низкому курсу доллара и евро к рублю. Многочисленные санкции и бойкоты перекрыли импорт в Россию целых категорий товаров и услуг, оставляя мало возможностей обменять полученную валюту на что-нибудь полезное.

В таких условиях Москва может ответить на западные ценовые ограничения повышением ставок – например, установить со своей стороны уже не потолок, а пол цены. Такой ход снизит предложение на рынках, подтолкнет цены вверх, и тогда Москве останется только подождать, когда к ней начнут обращаться страны, готовые выйти из картеля покупателей и согласиться на российские условия.

В конечном счете попытка ввести ценовой потолок может свестись к ожиданию, кто раньше моргнет. И пока позиции России в этом противостоянии куда лучше, чем у некоторых стран – импортеров нефти. А ведь для того, чтобы разбить картель покупателей, России не надо продавать нефть всему миру – достаточно нескольких крупных стран.

Кроме того, другие крупные производители нефти вряд ли будут в восторге от появления на нефтяном рынке картеля покупателей – пускай и для противостояния не со всеми производителями в целом, а лишь одним продавцом-изгоем. Так что симпатии Саудовской Аравии и ОПЕК в целом скорее будут на стороне России. 

Техническая сторона мер по обеспечению ценового потолка тоже вызывает немало вопросов. Архитекторы картеля покупателей, видимо, не смогли придумать достаточно эффективные меры, чтобы принудить страны в нем участвовать. Поэтому в качестве основного механизма предложили запретить западным компаниям страховать российскую нефть, проданную с нарушением правил картеля.

Однако российское правительство уже создает альтернативную схему страхования нефтяного экспорта, а также привлекает для этого азиатских страховщиков. Независимо от дальнейшей судьбы ценового потолка альтернативные способы страхования в любом случае понадобятся Москве с декабря этого года, когда начнет действовать нефтяное эмбарго ЕС. Так что страховой рычаг принуждения к работе с картелем может не сработать.

Наконец, придумать способы обойти ценовой потолок не так трудно. Например, российские компании могут начать продавать не просто нефть, а еще и пакет связанных с ней услуг. Туда войдет сама нефть по низкой цене, назначенной картелем, плюс дополнительные услуги по завышенным ценам – например, по переводу сопровождающей документации. Так что в итоге цена выйдет вполне рыночной.

В России уже было что-то похожее: в какой-то момент в ресторанах продавали «курительный набор» из пачки сигарет и коробка спичек, когда для правильной работы адвалорного акциза власти потребовали продавать сигареты по объявленным производителем ценам. Вообще, эксперименты по введению ценовых потолков проводились многократно – для ограничения цен на аренду жилья в крупных городах, зарплат игроков в спортивных лигах и так далее. Но добиться их эффективной работы не получилось ни разу, так что большинство экономистов уверены, что они в принципе не работают.

следующего автора:
  • Сергей Вакуленко