публикации

Browse Titles

Архив:  Публикации

  • Исследования

    Раскол среди своих. Как ужесточение режима в России сталкивает госолигархов и силовиков

    Сегодня внутри российской властной элиты созрел острый, но пока еще латентный конфликт, от исхода которого зависит судьба влиятельной части путинского окружения. Обозначились резкие расхождения по вопросу о том, куда двигаться дальше. Кто возьмет верх — политически мощные и влиятельные в экономике госолигархи или связка силовиков и технократов, зацикленных на безопасности и контроле?

  • комментарий

    Дружеское чипирование

    Визит Владимира Путина в Китай вызывает ощущение дежавю (с поправкой на ковидные ограничения, из-за которых президента сопровождает всего десять человек, а не привычный десант чиновников, олигархов и капитанов госкомпаний). В похожих условиях проходил визит 2015 года, итогом которого оказался длинный список проектов, включая газопровод «Силы Сибири». Как и тогда, фоном стало обострение отношений с США и Европой из-за Украины. И вот, кажется, история повторяется.

  • Комментарий Carnegie.ru

    Страх и войны, и мира. Какова роль Лукашенко в эскалации между Россией и Западом

    Для сегодняшней белорусской власти неудобны оба крайних сценария в отношениях России и Запада – война и перемирие. В первом случае пришлось бы идти на рискованные и, вероятно, саморазрушительные уступки Кремлю, а во-втором становится сложно заинтересовать его своей показной антизападностью

  • Комментарий Carnegie.ru

    Зеленский против всех. Как эскалация изменила украинскую политику

    За резким тоном сложно не заметить растерянность Зеленского, которая подтачивает его популярность. Он по-прежнему удерживает первую строчку в рейтингах, но разрыв с конкурентами неумолимо сокращается. Мало того, своими попытками сдержать панику Зеленский только раздувает ее еще сильнее – как и все в бывшем СССР, украинцы привыкли толковать заверения власти противоположным образом

  • Комментарий Carnegie.ru

    Кто и как развалил СССР? О книге В. Зубока «Коллапс»

    Сейчас кажется, что Советский Союз распался стремительно - давно прогнил сверху донизу, поэтому, когда чуть тронули, все тут же рассыпалось. Но когда читаешь подробный разбор 1990-1991 годов, понимаешь, что между падением Берлинской стены и Беловежскими соглашениями прошло огромное количество времени, за которое не было сделано ничего, чтобы хоть как-то исправить ситуацию

  • комментарий

    Утраченные девяностые

    Главное свойство сегодняшней исторической политики состоит в том, что будущее опрокинуто в прошлое. И в это самое светлое будущее мы идем спиной вперед, питаясь соками темного прошлого – воображаемого перманентного триумфального шествия суровой, но справедливой советской власти. Государство и общество испытывают ностальгию по тем временам, в которых жили далеко не все поколения постсоветских людей.

  • Комментарий Carnegie.ru

    Стратегии и принципы. Чего Россия добивается от НАТО

    Подкаст Московского центра Карнеги: Александр Баунов, Кадри Лиик и Дмитрий Тренин обсуждают обострение конфронтации России и Запада

  • Комментарий Carnegie.ru

    Порог раздражения. Как изменит Россию новый виток эскалации

    Раздражающим для власти станет любое несанкционированное влияние на значимое число россиян – через посты, песни, статьи или интервью. В меньших масштабах это происходит уже сегодня, но в случае дальнейшей эскалации процесс станет массовым, рутинным и беспорядочным

  • Комментарий Carnegie.ru

    Голуби войны. Что значит ответ Запада на ультиматум Москвы

    Россия ведет переговоры не как страна, которая собралась вести войну, а как страна, которая, в случае чего, может себе ее позволить

  • комментарий

    Многосигнальная система: почему понять требования России к Западу все сложнее

    Москве явно не понравились ответы США и НАТО на ее предложения о гарантиях безопасности. При этом сигналы о возможных дальнейших действиях российской стороны в противостоянии Западу становятся все более противоречивыми. Принимать реальное решение будет очень узкий круг или даже один человек, считает эксперт Московского центра Карнеги Андрей Колесников

  • Комментарий Carnegie.ru

    Новая ненормальность. Как российское общество отреагирует на возможную войну

    Все эти факторы, вместе взятые, разрушат еще сохранявшийся образ путинской модели государства как успешной и стабильной. То, что должно было бы мобилизовывать перед выборами президента 2024 года – война, – окажется демобилизующим фактором. На войне уже невозможно будет заработать рейтинги. «Натовский консенсус» едва ли придет на смену «крымскому консенсусу»

  • Комментарий Carnegie.ru

    Судьба многовекторности. Чем Казахстан заплатит России за поддержку

    Гипотетическое вытеснение Запада из Казахстана совершенно не обязательно приведет к тому, что образовавшийся вакуум заполнит Россия. Скорее всего, Москва таким образом поможет Китаю стать еще более влиятельной силой в Центральной Азии

  • комментарий

    «Оба сценария предполагают определенную цену и сопряжены с рисками»

    В Москве ждут письменный ответ США и НАТО на российские требования о гарантиях безопасности, после которого президент Владимир Путин, как ожидается, примет решение о дальнейших шагах в отношениях с Украиной и Западом. Директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин в беседе с корреспондентом “Ъ” Еленой Черненко назвал варианты развития событий, выделив два основных: логичный и силовой.

  • Исследования

    Стратегия национальной безопасности Байдена: какой она должна быть?

    Команде Байдена стоит с осторожностью отнестись к призывам вести тотальную кампанию по противодействию любому российскому влиянию в мире. Стратегия должна делать обратное и разъяснять, что США не намерены проводить такую кампанию, а вместо этого сосредоточат внимание на областях, где действия России напрямую угрожают жизненно важным интересам США

  • комментарий

    Австралия не open

    Проиграв в сентябре прошлого года в финале US Open Даниилу Медведеву, Новак Джокович отправился к загадочным боснийским пирамидам, чтобы зарядиться от них энергией. После растянутого во времени скандала с его неудачной попыткой попасть на один из самых любимых им турниров – Australian Open — выдающемуся теннисисту придется заряжаться от еще более сильных, пусть и воображаемых, центров силы. То, что с ним произошло, было еще и унизительным, хотя выдержал он препирательства с австралийскими властями, не пустившими его на турнир из-за отсутствия вакцинации, стоически.

  • Комментарий Carnegie.ru

    Стабилизация страхов. Как изменилось отношение общества к власти за год после ареста Навального

    Арест главного оппозиционера и жесткое подавление оппозиции год назад беспрецедентным образом напугали россиян, но их адаптивная покорность неустойчива

  • Комментарий Carnegie.ru

    От шоковой терапии к постельному режиму. Что делать после переговоров России и НАТО

    Если главная угроза, с точки зрения Москвы, – это приближение военной инфраструктуры НАТО к западным российским границам, то было бы логично сосредоточиться именно на этой инфраструктуре, а не на теоретической возможности расширения НАТО как таковой

  • комментарий

    Старый новый риск

    В первые дни 2022 года к ставшим рутиной украинскому, американскому и европейскому «фронтам», которые генерируют уже привычные риски для российского рынка, прибавился еще один — казахстанский. На новостях о том, что РФ направит воинский контингент помогать наводить порядок соседу и союзнику, с которым у нее почти 7600 км неукрепленной границы, курс рубля падал.

  • Комментарий Carnegie.ru

    Токаев, семья и силовики. Каким станет режим в Казахстане после кризиса

    Впереди Токаева вряд ли ждут спокойные годы правления. Спешно вычеркнув из политики Назарбаева, Токаев разрушает предыдущий правящий режим и начинает строить свой. Это непростая задача, так как новый президент пока не успел ни заработать авторитет, ни окружить себя лояльными элитами. А главное, у него нет уверенности в верности ему силовых структур

  • Комментарий Carnegie.ru

    Новая ясность. К чему привела неделя переговоров России и Запада

    Российские требования к США и НАТО – это на самом деле стратегические цели российской политики в Европе. Если не удастся достичь их дипломатическим путем, они будут реализовываться иными способами

Sign up for
Carnegie Email

Please note...

You are leaving the website for the Carnegie-Tsinghua Center for Global Policy and entering a website for another of Carnegie's global centers.

请注意...

你将离开清华—卡内基中心网站,进入卡内基其他全球中心的网站。