REQUIRED IMAGE

REQUIRED IMAGE

Комментарий

Десоветизация триады. Почему модернизация ядерных сил России не вписывается в график

Перевооружение РВСН — основы ядерной триады — настолько важно, что можно пожертвовать испытательной программой. Главное — показать формальное наличие новейших вооружений. А их фактическая летная годность — это уже дело второе

19 января 2024 г.

Стратегические ядерные силы — основа военной мощи России и, как неоднократно утверждал Владимир Путин, «ключевая гарантия безопасности страны и глобальной стабильности». Поэтому неудивительно, что власти считают важнейшей задачей модернизацию всех компонентов ядерной триады — наземного, воздушного и морского. Цель — заменить советскую технику на новейшие российские разработки. 

Однако полностью воплотить в жизнь планы на 2023 год не удалось. Часть проектов выполнены лишь формально, другие идут с заметным отставанием от графика. Отрасль сталкивается с серьезными производственными и управленческими проблемами. И в 2024 году решить их, вероятно, тоже не удастся. 

Наземный компонент

На первый взгляд, ход модернизации Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) можно признать успешным. По итогам 2023 года доля современного (то есть российского, а не советского) вооружения в РВСН выросла с 85% до 88%. Такие данные содержатся в отчете командующего этим родом войск, генерал-полковника Сергея Каракаева.

Так, советские подвижные грунтовые ракетные комплексы (ПГРК) «Тополь» уступают место новым комплексам «Ярс». В 2023 году Козельская ракетная дивизия РВСН продолжила перевооружение на межконтинентальные баллистические ракеты «Ярс» шахтного базирования. А Бологовская дивизия получила последние комплексы, завершив тем самым переоснащение мобильной группировки РВСН.

Становятся в строй и новейшие ракетные комплексы «Авангард». В частности, перевооружение на них завершила Оренбургская дивизия. Таким образом, Россия за несколько лет оснастила «Авангардом» три полка РВСН. То есть поставила примерно 18 комплексов.

Однако с другой разработкой — ракетным комплексом «Сармат», призванным заменить советский РК «Воевода», — не все так гладко. И президент Владимир Путин, и министр обороны Сергей Шойгу, и глава Роскосмоса Юрий Борисов утверждали, что в 2023 году работы над комплексом будут завершены и уже произойдет постановка на боевое дежурство. Но фактически в шахтные установки ракеты не загрузили (хотя изначально это планировалось сделать даже не в 2023-м, а еще в 2021 году).

Серьезные производственные и финансовые проблемы предприятий «Роскосмоса» негативно сказываются на работах по «Сармату». Ракета принимается без успешного завершения программы испытательных полетов. Вместо пяти-шести испытательных пусков до начала серийного производства был осуществлен лишь один — в 2022-м.

Тем не менее для России перевооружение РВСН — основы ядерной триады — настолько важно, что она готова пожертвовать испытательной программой. Главное — показать формальное наличие новейших вооружений. А их фактическая летная годность — это уже дело второе.

Воздушный компонент

С воздушным компонентом все также неоднозначно. С одной стороны, в производстве ракет воздушного базирования есть определенные успехи. Исходя из заявлений Путина и Каракаева, доля новейших вооружений в авиационной составляющей должна составлять около 97%. То есть бомбардировщики оснащены ракетами российской разработки Х-101/102 и модернизированной Х-555.

Кроме того, в сентябре 2023-го командующий дальней авиацией Сергей Кобылаш презентовал новейшую ракету большой дальности Х-БД. Предполагалось, что в ушедшем году Россия также завершит разработку и применит на украинском фронте ракету средней дальности Х-СД (Х-50). Но этого не произошло. Из-за войны в Украине Россия быстрее избавляется от советских ракет, но, судя по всему, некоторое их количество все еще остается в запасе.

Между тем самая проблемная часть ядерной модернизации России — обновление воздушных носителей. К серийному производству новейших бомбардировщиков промышленность не готова. И даже модернизация имеющихся самолетов сталкивается с производственными и управленческими проблемами.

Воздушный компонент стратегических ядерных сил России включает бомбардировщики советской разработки Ту-160 и Ту-95МС. РФ стремится модернизировать эти планеры: оснастить более мощными двигателями, заменить бортовое оборудование, расширить арсенал применяемого оружия.

Модернизацией стоящих на вооружении Ту-160 до модификации Ту-160М занимается Казанский авиационный завод (КАЗ). К текущему моменту КАЗ в той или иной степени подготовил четыре таких бомбардировщика, один из которых в 2022 году был передан Минобороны. В 2023 году Минобороны продолжило его дальнейшие испытания совместно с «Туполевым». Остальные самолеты еще находятся на стадии заводских испытаний.

Тот же КАЗ производит новые Ту-160М. Согласно контракту 2018 года, «Туполев» до 2027 года должен поставить Минобороны десять новых Ту-160М. Первый (опытный) Ту-160М был изготовлен из задела, оставшегося с советских времен. Он совершил первые полеты в январе и декабре 2022 года. Второй в феврале 2023 года только начал заводские испытания.

Выступая год назад перед Путиным на коллегии Минобороны, Шойгу заявлял: ВКС РФ в 2023 году получат три стратегических ракетоносца Ту-160М. К сентябрю министр увеличил план до четырех самолетов. Предполагается, что сюда входят два модернизированных и два новых самолета. Отчитываясь в конце года, Шойгу заявил, что поставка четырех Ту-160М «завершается».

В действительности же к концу 2023 года никаких Ту-160М Минобороны фактически так и не увидело. При этом в 2024-м ведомство хочет получить еще два таких самолета дополнительно к четырем заявленным. Если не форсировать программу испытаний, то это, очевидно, будет нереально.

Причины подобных задержек легко объяснимы. Сорвалась программа модернизации КАЗ, которая должна была завершиться к 2020 году. На работе предприятия сказываются санкции и проблемы с импортозамещением. Немалые трудности есть с доступом к современным станкам, высококачественным композитным материалам, высокопрочной стали и электронным компонентам.

Также на ситуацию повлияла необходимость начать производство пассажирского лайнера Ту-214. Предполагается, что КАЗ должен будет выпускать по 20 лайнеров в год, хотя до этого делал по 1-1,5 самолета.

Конечно, благодаря гражданскому производству появляются средства на общее развитие мощностей завода. Однако одновременно обостряется проблема нехватки кадров. Ранее КАЗ работал исключительно по оборонным и специальным контрактам. Расширение производства на гражданский проект в условиях нехватки персонала может отвлечь часть работников с основного, военного фронта работ.

Все эти проблемы сдерживают авиационное производство и негативно влияют на сроки выполнения заказов. В 2022 году Минпромторг подавал иск к «Туполеву» на 5,8 млрд рублей в качестве неустойки по контракту на создание Ту-160М. Иск был отклонен. Но если ничего не изменится, то КАЗ не успеет произвести десять новых Ту-160М к 2027 году.

Сильно тормозится и разработка перспективного авиационного комплекса дальней авиации (ПАК ДА, кодовое название «Посланник»). Первый прототип стратегического бомбардировщика-невидимки следующего поколения должен был появиться в 2021-2022 годах. Но все сроки были пропущены. В апреле 2023-го должны были начаться предварительные испытания прототипа. Однако в прошедшем году удалось лишь завершить разработку стендовой базы для испытаний бомбардировщика. В общем, прототипа нет, да и новый двигатель для ПАК ДА не готов.

Поскольку ПАК ДА тоже выпускается на Казанском авиазаводе, причины проблем все те же. И Минпромторг, как и в случае с Ту-160М, тоже обращался в суд. В ноябре в отношении «Туполева» был подан иск на 4,98 млрд рублей.

Не меньше проблем и у другого системообразующего предприятия — Таганрогского авиационного завода им. Бериева, где стратегические бомбардировщики Ту-95МС модернизируются до варианта Ту-95МСМ. Предприятие хронически убыточно и страдает от многомиллионных долгов перед поставщиками комплектующих и коммунальными службами. Как результат, десятки судебных исков (в том числе от Минобороны) и уголовные дела против бывшего директора Юрия Грудинина (в 2022 году его осудили за мошенничество, а в 2023-м возбудили новое дело — о злоупотреблении полномочиями).

В январе прошлого года Ту-95МСМ совершил очередной испытательный полет. Командующий дальней авиацией Сергей Кобылаш предполагал, что он получит эти бомбардировщики в 2023 году. Однако этого не произошло. На поставки в 2024-м тоже рассчитывать не приходится.

Морской компонент

Наконец, третий компонент — морской. В 2023 году Минобороны, как и планировалось, получило одну атомную подводную лодку класса «Борей-А» «Император Александр III», вооруженную баллистическими ракетами «Булава». На этом фоне ВМФ списал две подлодки советской разработки: «Рязань» (проект «Кальмар») и «Дмитрий Донской» (проект «Акула»).

Также в прошлом году «Севмаш» должен был заложить еще две подлодки «Борей-А» и спустить на воду подлодку «Князь Пожарский». Но этого сделано не было. Больших проблем с производством у «Севмаша» нет, но допущенная задержка в любом случае скажется на программе испытаний: чтобы успеть сдать подлодку ВМФ к декабрю 2024-го, заводу придется сильно торопиться или сокращать испытания.

Тем временем появление ряда разрекламированных новейших стратегических вооружений морского базирования существенно тормозится. Россия формально заявляет об испытаниях, но фактической демонстрации вооружений нет.

В частности, речь о суперторпеде «Посейдон». О ней все говорят, но никто ее не видел. В январе 2023 года госСМИ сообщали, что для подлодки «Белгород» изготовили первый боекомплект «Посейдонов», но доказательств этому не было. Позднее стало известно только, что реакторные установки «Посейдона» прошли стендовые испытания. То есть до возможного создания этой торпеды еще пройдут годы.

Кроме того, не была спущена на воду подлодка «Хабаровск» — предполагаемый носитель «Посейдона». Это событие изначально планировалось на 2020 год, но с тех пор регулярно переносилось, в последний раз — как раз на 2023-й.

В то же время подлодка «Белгород» — другой предполагаемый носитель «Посейдонов» — проходит опытную эксплуатацию на Северном флоте. Ее тоже должны были принять на вооружение в 2023-м. Но объекты инфраструктуры для базирования «Белгорода» и «Хабаровска» на Тихоокеанском флоте не готовы, так что с обеими подлодками пока не торопятся.

Помимо «Посейдона» стоит упомянуть о крылатой ракете «Буревестник» с двигательной ядерной установкой. В октябре Путин на конференции клуба «Валдай» объявил, что уже проведено последнее успешное испытание. Однако, судя по всему, речь шла только об испытаниях двигателя. Летных испытаний самой ракеты до сих пор не было.

Лукавая цифра

По данным Минобороны, за последний год доля современных вооружений в ядерной триаде России выросла с 91% до 95%. Казалось бы, это серьезный успех. Но если присмотреться, то становится очевидно: речь идет о степени обновления ракетных комплексов. Замена советских воздушных и морских носителей на российские в такой статистике не учитывается. А этот процесс, судя по всему, будет продолжаться еще немало лет. 

Сначала планировалось, что РВСН полностью перейдет на современные ракетные комплексы в 2021 году (учитывая обновление вооружений других компонентов, фактически это касалось и всей ядерной триады). Потом в качестве цели назывался 2024-й. Но выдержать сроки, судя по всему, опять не удастся. При текущих возможностях российской промышленности, страдающей от целого комплекса проблем, замена советских наземных комплексов «Тополь» и «Воевода» потребует по крайней мере четыре года.

При этом многие разрекламированные новейшие ядерные вооружения до сих пор так и не созданы. На уровне проектов они, вероятно, и останутся к концу наступившего года.

Если вы хотите поделиться материалом с пользователем, находящимся на территории России, используйте эту ссылку — она откроется без VPN.