Источник: Getty
Комментарий

Экономика на стероидах. Как Кремль ответит на американский пакет помощи Украине

Благоприятная экономическая конъюнктура позволяет Кремлю не только выделять средства на текущие военные нужды, но и планировать будущие траты на конфликт. Но все это — ценой нарастающих структурных проблем: в экономике не хватает рабочих рук, а значит, зарплаты будут расти быстрее производительности труда, которую тормозят еще и технологические санкции

Фонд Карнеги признан нежелательной организацией на территории России. Если вы в РФ — пожалуйста, не размещайте публично ссылку на эту статью.

Новый пакет американской помощи для Украины, который после долгих споров одобрил Конгресс США, вероятно, поможет Киеву удержать фронт, но говорить о переломе в войне не приходится. Для украинской стороны реалистичная задача на 2024 год — это минимизировать новые завоевания российской армии. А инициатива, по всей видимости, по-прежнему останется в руках Москвы, в том числе благодаря тому, что она успела увеличить свои военные расходы до рекордных высот и, похоже, способна наращивать их и дальше.

Чем больше проволочек с поставками западной помощи Украине, тем увереннее чувствует себя Кремль. И в США, и в ЕС усталость от войны ощущается все сильнее, а у России еще много ресурсов — и человеческих, и финансовых. В Москве уверены, что даже новый пакет американской помощи не сможет подорвать превосходство России на поле боя, но он может увеличить издержки российской стороны и тем самым отсрочить победу, которую российское руководство считает неизбежной. Все видели, с каким трудом в Конгрессе согласовывали новую помощь, что подсказывает Кремлю, что нынешний пакет из Вашингтона может оказаться едва ли не последним.

Тем не менее, если Киев сможет дополнить возобновление американской помощи собственной мобилизацией и укреплением оборонительных линий, Москве придется как-то реагировать. Владимир Путин обещал довести российские военные расходы в 2024 году до рекордных 6% ВВП (с учетом расходов на национальную безопасность — это вообще 8% ВВП). На следующий 2025 год пока запланировано снижение с 6% до 5%, но в случае успехов Украины эти планы придется пересмотреть. Необходимые ресурсы у Кремля есть, хотя в среднесрочной перспективе повышенные военные расходы повлекут за собой существенные издержки.

Российскую экономику сейчас разгоняют два ключевых фактора. Первый — фискальный импульс (влияние госрасходов и налоговой политики на сбалансированность бюджета) в размере 10% ВВП в 2022-2023 годах. Второй — импортозамещение, стимулирующее внутренний спрос на товары и услуги. В 2023 году российский ВВП вырос на 5,1% в третьем квартале и на 4,9% — в четвертом. Оценки за первый квартал 2024-го пока недоступны, но, судя по основным показателям, признаков замедления нет.

В апреле МВФ указал на значительное превышение в России спроса над предложением и констатировал: экономика страны перегрета. По прогнозам фонда, в 2024 году такая ситуация сохранится, темпы роста составят 3,2%. Экономический блок российского правительства планирует рост в 2,8%. В любом случае это означает, что власти продолжат накачивать экономику деньгами, хотя ключевая ставка уже два квартала подряд остается на уровне 16%, а стоимость рабочей силы все больше растет. Экономическая конъюнктура выглядит благоприятной, но проблема в том, что предложение не поспевает за ростом спроса, разгоняемого государственными тратами.

Такие расходы Россия может себе позволить благодаря росту поступлений в госбюджет. В первом квартале 2024 года доходы от продажи газа и нефти подскочили на 79% по сравнению с тем же периодом прошлого года — до $32 млрд. Ненефтегазовые доходы выросли на 24% — до $35 млрд. Дефицит бюджета за три месяца составил $6,5 млрд, или 0,3% российского ВВП. Это вполне укладывается в обозначенный властями целевой показатель на 2024 год — 0,9% ВВП.

Нефтегазовые доходы растут по трем причинам: высокие мировые цены на нефть, налог на сверхприбыли и новая формула налогообложения на добычу полезных ископаемых — пошлина теперь взимается «на скважине» и не зависит от объема сырья, отправляющегося затем на экспорт. Ненефтегазовые доходы увеличились благодаря общему росту российской экономики. Наращивание внутреннего спроса и расходов обеспечило государству более высокие доходы в первую очередь за счет НДС и налогов с оборота.

Поддержку бюджету также оказывает профицит торгового баланса, который в первом квартале вырос на 43% — до $22 млрд. Сократились и импорт, и экспорт, однако первый падал значительно быстрее (-10% против -5%). Основная причина сокращения импорта — угроза вторичных санкций США против китайских банков. В то же время значительная часть платежей по-прежнему проводится, а значит, цепочки платежных операций адаптируются к новым реалиям, становясь длиннее и дороже.

Нынешние объемы госрасходов продолжают раздувать внутренний спрос. К середине апреля Минфин потратил 11,7 млрд рублей из 37,3 трлн, запланированных на 2024 год. То есть средства расходуются заметно медленнее по сравнению с 2023-м, когда траты в начале года резко увеличились.

Сегодняшняя экономическая конъюнктура позволяет Кремлю не только выделять средства на текущие военные нужды, но и планировать будущие траты на конфликт. Но все это — ценой нарастающих структурных проблем: в экономике не хватает рабочих рук, а значит, зарплаты будут расти опережающими темпами по сравнению с производительностью труда, которую тормозят еще и технологические санкции. Такая динамика обеспечивает рост внутреннего спроса и ненефтегазовых бюджетных доходов в номинальном выражении, но подстегивает инфляцию. 

Рост цен, в том числе на промышленные товары, и нехватка рабочей силы уже стали главными проблемами для российского ВПК. Пока из бюджета продолжают поступать щедрые субсидии, они не кажутся непреодолимыми: часть гражданских производств можно перевести на военные рельсы. Все зависит от целей, которые ставит перед собой Кремль. Но так или иначе, один факт очевиден: экономика страны попала в прямую зависимость от того, что происходит на линии фронта.

Благоприятная ситуация с бюджетом и умение России обходить санкции дают российскому руководству возможность не торопиться с ответом на сложный вопрос: стоит ли дальше наращивать военные расходы, щедро платить населению и поддерживать макроэкономическую стабильность за счет управляемой инфляции? Решить эту трилемму уже сейчас не представляется возможным, но для Кремля все это — за горизонтом планирования.

Российская экономика все больше похожа на марафонца, который тяжело болен гриппом, но бежит дальше на стероидах. Сейчас он не пробежал еще и половины дистанции и шансов на победу мало, но стероиды толкают его вперед. Кремлю этот марафон не выиграть, однако пока российская финансовая система выглядит стабильной. А значит, постоянная помощь Украине со стороны Запада по-прежнему жизненно необходима.

Если вы хотите поделиться материалом с пользователем, находящимся на территории России, используйте эту ссылку — она откроется без VPN.

Фонд Карнеги за Международный Мир как организация не выступает с общей позицией по общественно-политическим вопросам. В публикации отражены личные взгляды автора, которые не должны рассматриваться как точка зрения Фонда Карнеги за Международный Мир.