Вступление Финляндии в НАТО стало одной из главных международных тем лишь в последние месяцы, но сами финны обсуждают этот вопрос уже многие годы. Еще в 2016 году финский МИД опубликовал доклад о возможных последствиях такого шага, где было три основных вывода. Первый из них — о том, что решать вопрос о вступлении будут на референдуме — не подтвердился. Общенациональное голосование не потребовалось, потому что последние события и так обеспечили присоединению к НАТО широкую общественную поддержку.

Зато оставшиеся два оказались верны. Как и полагали авторы доклада, Финляндия присоединяется к альянсу совместно со Швецией. Были они правы и в том, что основную угрозу безопасности страны, которую представляет собой ее нестабильный и непредсказуемый восточный сосед с ядерным оружием, полностью устранить невозможно. Но теперь противодействовать ей Финляндия будет не одна, а вместе с другими государствами НАТО.

Вариант НАТО

После распада СССР финны исходили из того, что смогут обеспечить свою безопасность с помощью вступления в Евросоюз. В этом они, кстати, расходились со шведами, для которых ЕС был прежде всего торговым партнером. Отчасти поэтому, когда в 2004 году в доктрину национальной безопасности Финляндии был добавлен так называемый «вариант НАТО», нашлось немало критиков, называвших его пустым лозунгом, оторванным от реальности.

Однако впоследствии оказалось, что он не лишен смысла. «Вариант НАТО» стал отражением присущего финнам прагматизма. В отличие от шведов, для которых отказ от присоединения к военным союзам был частью национальной идентичности, для Финляндии нейтралитет — не более чем необходимость, средство обеспечения собственного выживания.

До российского вторжения в Украину в Финляндии считали, что для обеспечения безопасности страны вполне достаточно тесного взаимодействия с НАТО, интеграции со Швецией в военной сфере, углубляющейся с 2014 года, и растущего сотрудничества с США и Великобританией. При этом финнам казалось чем-то само собой разумеющимся, что присоединение к НАТО приведет к разрыву с Россией, а этого стремились избежать при любых обстоятельствах.

Однако в итоге вышло так, что это Россия сама пошла на разрыв не только с Финляндией, но и с Европой и всем Западом. Российское нападение на Украину и сопровождающая его воинственная риторика президента Путина вывели финские и шведские дебаты о вступлении в НАТО на качественно новый уровень, чего в Кремле явно не ожидали.

Финнам вторжение в Украину напомнило о событиях 1939 года, когда Сталин, отказав Финляндии в праве на существование, развязал Зимнюю войну. Через 80 с лишним лет именно неспровоцированная агрессия РФ, а не заявления Москвы о том, что Финляндия и Швеция не имеют права присоединяться к НАТО, потому что это угрожает безопасности России, привела к резкой перемене настроений в северных странах.

Годы подготовки

Впрочем, к возможному противостоянию с восточным соседом Финляндия начала готовиться давно. Еще в годы холодной войны норвежский политолог Арне Олаф Брунтланд, рассуждая о Договоре о дружбе и взаимопомощи между Москвой и Хельсинки, описывал финскую систему обороны как систему «защиты от помощи».

Постоянная работа над укреплением оборонного потенциала привела к тому, что сегодня Финляндия располагает самыми сильными вооруженными силами в Северной Европе. Их мощь обеспечивается несколькими факторами. 

В стране по-прежнему действует система обязательного всеобщего призыва на воинскую службу, от которой финны не собираются отказываться и которая служит главным источником кадров для офицерского и младшего командного состава. У финской армии также есть большое количество резервистов, которые регулярно принимают участие в военных сборах.

Финляндия дорожит своими давними военными традициями и, в отличие, скажем, от Швеции или Германии, не стала переходить от территориальной обороны к экспедиционной. А целесообразность участия в экспедиционных операциях финские военные всегда оценивали с точки зрения того, насколько они могут способствовать укреплению территориальной обороны страны.

Артиллерийские подразделения финской армии — самые крупные в Европе. Сказывается наследие Второй мировой и вполне соответствует сталинской максиме «артиллерия — бог войны». А финские военные инженеры — первоклассные специалисты в оборудовании оборонительных рубежей, препятствий, ловушек и в минировании местности.

Что касается авиации, то после того как финские ВВС получат 64 истребителя F-35, которые заменят стоящие сейчас на вооружении F-18, объединенный военно-воздушный флот североевропейских стран, состоящий также из боевых машин F-35 Норвегии и Дании и Saab JAS 39 Gripen Швеции, превратится в грозную силу, которая по своим боевым возможностям превзойдет дислоцированные на Севере подразделения ВКС России.

Кроме того, все рода финских войск располагают ракетным оружием. В ВВС это управляемые крылатые ракеты JASSM класса «воздух – земля», которые поставляются только Австралии и Финляндии, в ВМФ — противокорабельные ракеты предельно малой высоты GABRIEL V израильского производства, а в сухопутных войсках — управляемые ракетные системы залпового огня GMLRS на гусеничном ходу, лучше приспособленные к особенностям финского ландшафта, чем, например, колесные HIMARS.

Реакция Москвы

За те полгода, что прошли после начала российского вторжения в Украину, Москва допустила немало просчетов, но самым существенным из них, безусловно, стало то, насколько она недооценила, во-первых, желание и способность Украины сражаться, а во-вторых, готовность коллективного Запада поддержать украинцев вплоть до поставок летальных вооружений.

На этом фоне вступление Финляндии и Швеции в НАТО представляет для России не прямую угрозу, а скорее сопутствующий ущерб. Ведь Швеция еще в 1950-е годы получила неофициальные гарантии безопасности от США, Финляндия давно и активно сотрудничает с НАТО, а вооруженные силы обеих стран соответствуют натовским стандартам. Да и в чисто военном плане в Северной Европе мало что изменится — разве что Норвегии теперь будет проще защищать свою северную область Финнмарк.

В стратегическом отношении для России главную роль по-прежнему играет побережье в районе Мурманска, где она держит силы для нанесения ответного ядерного удара, тогда как Балтика имеет второстепенное значение — пускай через нее и проходят транспортные пути, связывающие Петербург и Калининград.

Отчасти в силу этих обстоятельств российские СМИ и провластные ток-шоу предпочли не заострять внимания на новости о грядущем вступлении Финляндии и Швеции в НАТО. Даже переквалифицировавшийся в ястребы Дмитрий Медведев в ходе поездки в Петрозаводск и Сортавалу в конце июля не стал метать молнии в своем привычном стиле, а ограничился повторением стандартной формулировки Кремля: «Решение Финляндии и Швеции о присоединении к НАТО — серьезная ошибка, Россия даст симметричный ответ».

Вместе с тем одного взгляда на карту достаточно, чтобы понять, что в более широкой перспективе присоединение двух северных стран к альянсу будет иметь для Москвы серьезные психологические и политические последствия, хотя пока их еще трудно просчитать полностью.

У России и Финляндии огромная общая граница — 1300 километров лесистой и малонаселенной местности от Мурманска до Санкт-Петербурга. Как Москва собирается ее оборонять, непонятно. Конечно, вдоль нее дислоцировано немало российских воинских частей, но сейчас они пустуют — солдат оттуда отправили сражаться в Украину, где многие из них погибли.

Страшные потери российской армии, которая раньше казалась такой грозной, выявили ее подлинное состояние. Украинцы сдаваться не собираются, а Путин не думает отступать, поэтому исход конфликта, судя по всему, решится на поле боя. Судьба России будет самым масштабным последствием этой войны. Ведь настоящий царь должен быть победителем — как Петр, Александр или Сталин. А если он проигрывает, значит царь не настоящий.

следующего автора:
  • René Nyberg