Победу Луиса Инасиу Лулы да Силвы на президентских выборах в Бразилии с воодушевлением восприняли в Москве, где надеются, что новый президент-социалист, в свое время ставший одним из основателей БРИКС, плечом к плечу с Владимиром Путиным будет бороться за формирование многополярного мира. А заодно укрепит роль Бразилии как самого важного торгово-экономического партнера России в Западном полушарии. 

Перспективы развития отношений действительно неплохие. С 2021 года Россия поднялась с 11-го на пятое место в списке крупнейших внешнеторговых партнеров Бразилии и готова штурмовать новые вершины. Однако российские надежды на политическое сближение под антиамериканскими лозунгами явно преувеличены. Бразилия, несомненно, претендует на роль регионального лидера, но не считает конфронтацию с Западом ее обязательным элементом.

Лула и Жаир

Выборы между социалистом Лулой да Силва, который уже был президентом Бразилии в 2003–2010 годах, и уходящим главой государства, «бразильским Трампом» Жаиром Болсонару, оказались одними из самых напряженных в истории страны. Принципиальное противостояние между левой и правой идеологией дополнялось мощной личной неприязнью кандидатов, когда Лула да Силва обзывал Болсонару «маленьким диктатором», «абсолютным дегенератом» и «плохой копией Трампа», а тот в ответ «уголовником» (Лула да Силва был осужден, а потом оправдан по делу о коррупции) и «позором нации». 

Если добавить сюда столкновения между сторонниками, атаки на агитаторов и даже убийства, то неудивительно, что многие всерьез опасались, что выборы могут закончиться масштабной дестабилизацией страны. Особенно если проигравшая сторона откажется признавать результаты. Но все обошлось, хотя итоговая разница между кандидатами во втором туре получилась незначительной: 50,9% за Лулу да Силву против 49,1% за Болсонару.

Правда, Россия могла особо не переживать за исход голосования, потому что, как отмечал Владимир Путин, с обоими участниками гонки у Москвы сложились «хорошие отношения». Российские пропагандистские СМИ радостно писали, что «гигант Латинской Америки» при любом раскладе не окажется «на стороне Запада в борьбе против России».

Действительно, Лула да Силва не раз выступал с заявлениями, которые воспринимались на Западе как минимум с недоумением. Он критиковал США и Европу за нежелание вести реальные переговоры с Россией, а также за неготовность ради деэскалации поставить заслон на пути Украины в ЕС и НАТО. В то же время начало Россией военных действий он называл ошибкой. Болсонару с таким подходом в целом соглашался. 

При этом оба нелестно отзывались о президенте Украины Владимире Зеленском. Лула называл его «немного странным», а Болсонару презрительно говорил об украинском лидере как о комике, которому народ вдруг доверил «определить судьбу нации». 

А вот отношение к Путину совсем иное. Лула да Силва не раз встречался с ним во время своего первого президентства в 2000-х, называя «большим и дорогим другом». Вот и сейчас Путин поздравил Лулу с победой, пожелав «доброго здоровья и благополучия».

Болсонару в начале 2022 года вообще позволил себе на редкость пророссийский жест, когда поехал на переговоры в Кремль 16 февраля, за считанные дни до признания Москвой ДНР и ЛНР. Поездку критиковали и в Вашингтоне, и даже некоторые представители бразильского правительства, но Болсонару предпочел сыграть на любви многих бразильцев к «крутым парням» мировой политики.

С уходом Трампа бразильский лидер лишился ключевого союзника такого же ультраконсервативного, взбалмошного и регулярно шокирующего публику своими высказываниями. Встретившись с Путиным, Болсонару показал, что не один. Неслучайно в открытой части встречи он немало говорил об общих скрепах двух стран «вере в Бога и защите семейных ценностей». А после Москвы Болсонару направился к другому лидеру, который разделяет эти же ценности,  премьеру Венгрии Виктору Орбану. 

Встреча в Кремле также была нужна Болсонару, чтобы показать избирателям свою решимость бороться за процветание бразильской экономики. Главным итогом переговоров с Россией тогда стала договоренность об увеличении поставок в Бразилию удобрений и дизельного топлива.

Бразилия импортирует 85% удобрений, используемых в сельскохозяйственном производстве ключевой отрасли (на нее приходится четверть ВВП), которая особенно важна для Болсонару (представители агропромышленного комплекса были в числе его основных спонсоров). Рост цен на удобрения поставил под угрозу позиции Бразилии как важного экспортера сои, а также кукурузы, сахарного тростника и хлопка. В 2021 году примерно четверть от всех потребностей Бразилии в удобрениях (около $3,5 млрд) удовлетворяла Россия. На февральской встрече было заявлено, что страны собираются удвоить эти показатели в ближайшее время. 

Своим критикам Болсонару неизменно отвечал: он не на стороне России, а просто делает все ради Бразилии, которая продолжит получать жизненно важные для нее удобрения. То же самое касалось и дизельного топлива, два танкера которого Бразилия получила из России этой осенью, что Болсонару тоже записал себе в актив.

Дружба с ограничениями

Однако отдельные примеры экономического сотрудничества еще не означают полного единства взглядов между Россией и Бразилией. Причем это касается и правительства Болсонару, и новых властей. Среди ближайших соратников уходящего президента было немало тех, кто выступал против сближения с Москвой. Яркий пример — вице-президент Амилтон Мурау, который в феврале сравнил Путина с Гитлером, за что получил выговор от своего начальника. 

Многие в Бразилии например, бывший министр иностранных дел Эрнесту Араужу считают, что страна должна присоединиться к санкциям против России. Неслучайно Бразилия не стала воздерживаться и голосовала за резолюции Совбеза ООН с осуждением российских действий в отношении Украины и весной, и в октябре.

Лула да Силва, как и его предшественник, не будет ни жестко критиковать Москву, ни вводить санкции против нее. Но возможности для развития отношений отнюдь не безграничны. Тем более что альтернативы у Бразилии есть. Наглядный пример те же самые удобрения. Несмотря на февральские переговоры, доля России в бразильском импорте удобрений в этом году несколько снизилась по сравнению с прошлым в пользу Канады и США.
 
Бразилия заинтересована в поставках дизельного топлива из России, если российские условия, несмотря на санкционные и политические риски, окажутся лучше, чем у многочисленных конкурентов из США, Саудовской Аравии, Индии. А вот рынком для российской нефти она не станет. Бразилия сама входит в десятку крупнейших производителей нефти в мире и, наоборот, конкурирует с Россией за китайский рынок.

В Москве также возлагают надежды на военно-техническое сотрудничество. Ранее Бразилия закупала вертолеты МИ-35М и неоднократно проявляла интерес к зенитным ракетно-пушечным комплексам (ЗРПК) «Панцирь С-1». Но переговоры по поводу ЗРПК безрезультатно идут аж с 2013 года, а бразильские власти жаловались на «проблемы при обслуживании» МИ-35М.

Да и вообще, в нынешних обстоятельствах России трудно рассчитывать на прорывы в сфере ВПК со страной, которая имеет статус «основного союзника США вне НАТО». Особенно когда бразильский рынок вооружений активно осваивают Израиль и страны ЕС. Например, бразильцы сейчас вместе с Францией строят атомные подлодки, а ВВС модернизируют при помощи самолетов, закупленных в Швеции. 

Бразилия хоть и не присоединяется к западным санкциям против России, но бразильские компании, как правило, их соблюдают, что делает почти невозможным технологическое сотрудничество. Еще в марте крупный бразильский авиапроизводитель Embraer, самолеты которого есть, например, во флоте компании S7, объявил, что поддерживает санкции против России, и прекратил поставку запчастей и техобслуживание.

Конечно, Бразилия не против того, чтобы и дальше покупать у России некоторые товары вроде дизеля или удобрений и поставлять на российский рынок больше своей сельскохозяйственной продукции. Поэтому товарооборот между странами, почти удвоившийся (до $6,2 млрд) в годовом выражении за первые семь месяцев этого года, может продолжить расти и дальше. Страны все равно останутся друг для друга на второстепенных ролях. Для сравнения: товарооборот между Бразилией и Китаем составляет около $125 млрд в год.

Мало того, особую роль при Луле да Силве будут играть отношения с ЕС. Год назад будущий президент объехал ключевые страны Европы, где встретил теплый прием. В ЕС надеются, что охлаждение отношений, связанное с фигурой Болсонару, закончится, открывая новые возможности для расширения сотрудничества.

Как один из основателей БРИКС Лула да Силва, скорее всего, будет работать над укреплением этого формата, но из прагматических, а не идеологических соображений. Можно ожидать, что Бразилия поддержит развитие независимых финансовых механизмов вроде платежной системы BRICS Pay. Но она будет против того, чтобы позиционировать БРИКС как структуру, противостоящую коллективному Западу. Наоборот, для нее в БРИКС речь идет о развитии равноправного сотрудничества с ним, о наведении мостов между развитыми и развивающимися странами, что мало совпадает с российским видением этого формата.

Наконец, серьезной помехой развитию отношений Бразилии с Россией могут стать настроения в бразильском обществе. Соцопросы показывают, что до начала военных действий в Украине к России негативно относились 28% бразильцев, а к маю этот показатель вырос до 59%. В нынешнем конфликте лишь 6% бразильцев поддерживают Россию, а 62% Украину. Любому демократическому лидеру придется учитывать столь существенную разницу.

следующего автора:
  • Павел Тарасенко